Пенсионная реформа

Пенсионная реформа

У разных народов исторически были разные пенсионные системы. Стариков убивали (Германия), сбрасывали со скалы (Кавказ), отводили в лес, в пустыню, в пещеру, оставляли зимой в нетопленой избе, топили в воде. Эффективность тогдашней пенсионной системы впечатляет, и нам ещё есть куда стремиться.

Цитата из гениального произведения:

«После того, как копыто зажило, Боксер еще с большим пылом взялся за работу. Правда, в тот год все работали как рабы, из последних сил. Кроме обычной работы на ферме и восстановления мельницы, в марте началось строительство школы. Порой изнурительная работа и скудный рацион становились непереносимыми, но Боксер никогда не падал духом. Ни его слова, ни действия не позволяли считать, что силы его на исходе. Несколько изменился лишь его внешний вид: шерсть не сияла так, как раньше, а огромные мускулы стали чуть дряблыми. Кое-кто говорил, что, как только появится первая травка, Боксер воспрянет, но весна пришла, а Боксер оставался в прежнем состоянии.

Порой, когда на склоне, ведущем к каменоломне, он напрягал все мускулы, пытаясь противостоять весу огромного камня, казалось, что его держит на ногах только огромная сила воли. И в эти минуты губы его складывались, чтобы произнести слова: «Я буду работать еще больше», но у него уже не было сил произнести их. Не раз Бенджамин и Кловер предупреждали его, что он должен подумать о своем здоровье, но Боксер не обращал внимания на эти слова. Настало и его двенадцатилетие. Но он решил не уходить на отдых, пока не соберет достаточно материала для восстановления мельницы.

Но как-то летним вечером по ферме разнесся слух, что с Боксером что-то случилось. Вроде бы он свалился, когда в одиночестве тащил камень к мельнице. К сожалению, слух оказался справедлив. Через несколько минут прилетели два голубя с новостью: «Боксер упал! Он лежит на боку и не может подняться!»

Чуть ли не половина животных бросилась к холмику, на котором стояла мельница. Здесь, вытянув шею и не в силах даже поднять головы, между оглобель лежал Боксер. Глаза его остекленели, бока лоснились от пота. Изо рта текла тонкая струйка крови. Кловер стала рядом с ним на колени. — Боксер! — Закричала она. — Что с тобой?

— Легкие, — сказал Боксер слабым голосом. — Но это пустяки. Думаю, вы сможете закончить мельницу и без меня. Я натащил здоровую кучу камней. Мне не хватило одного месяца. Говоря по правде, я уже ждал отдыха. И, возможно, поскольку Бенджамин уже в годах, ему позволят уйти на отдых вместе со мной.

— Нам нужна помощь, — сказала Кловер. — Бегите кто-нибудь к Визгуну и скажите ему, что случилось.

Все опрометью бросились на ферму сообщить новость Визгуну. Остались только Кловер и Бенджамин, который молча лег рядом с Боксером, чтобы отгонять оводов своим длинным хвостом. Через пятнадцать минут появился полный сочувствия Визгун и принес свои соболезнования. Он сказал, что товарищ Наполеон с глубоким сожалением принял известие о несчастье, постигшем одного из лучших тружеников фермы и уже отдал распоряжение поместить Боксера в лучшую лечебницу Уиллингдона. Это несколько смутило животных. Кроме Молли и Сноуболла никто из них не покидал фермы, и они не хотели думать, что их больной товарищ окажется в руках людей. Но Визгун легко объяснил им, что ветеринар в Уиллингдоне поставит Боксера на ноги быстрее и успешнее, чем это удастся сделать на ферме. Примерно через полчаса, когда Боксер чуть оправился, он с трудом встал на ноги и дополз до своего стойла, в котором Кловер и Бенджамин уже приготовили для него свежую подстилку.

Последующие два дня Боксер оставался на месте. Свиньи прислали большую бутыль с лекарством розового цвета, которую они нашли в ванной комнате, и Кловер давала его Боксеру дважды в день после еды. Вечерами, лежа в своем стойле, она беседовала с Боксером, пока Бенджамин отгонял оводов. Боксер старался убедить ее, что не надо принимать близко к сердцу все случившееся. Он как следует отдохнет, и впереди его ждут еще три года, которые он проведет в покое и довольстве на краю большого пастбища. В первый раз у него с избытком будет времени для учебы и развития своих способностей. Он решил, сказал Боксер, провести остаток жизни, изучая остальные двадцать две буквы алфавита.

Но все же Бенджамин и Кловер проводили с Боксером время лишь после работы, и когда в середине дня за ним прибыл фургон, все были на полях, под присмотром свиней пропалывая свеклу. Животные были очень удивлены, увидев, как со стороны фермы галопом мчится Бенджамин, крича не своим голосом. В первый раз они увидели Бенджамина взволнованным, не говоря уже о том, что его никто не видел в такой спешке. «Скорее, скорее! — Кричал он. — Все сюда! Они забирают Боксера!» Не ожидая распоряжений от свиней, все бросили работу и помчались к ферме. Действительно, во дворе стоял крытый фургон, запряженный двумя лошадьми. На стенке фургона было что-то написано, а на облучке сидел жуликоватый человечек в низко нахлобученной шляпе. Стойло Боксера было пусто.

Животные обступили фургон. «До свидания, Боксер! — Хором кричали они. — До свиданья!» — Дураки! Дураки! — Заорал Бенджамин, расталкивая их и в отчаянии роя землю своими копытцами. — Идиоты! Разве вы не видите, что написано на фургоне?

Животные прислушались, а затем наступило молчание. Мюриель начала складывать буквы в слова. Но Бенджамин оттолкнул ее и среди мертвого молчания прочел: «Альфред Симмонс. Скотобойня и мыловарня. Торговля шкурами, костями и мясом. Корм для собак». Не понимаете, что это значит? Они продали Боксера на живодерню!

Крик ужаса вырвался у всех животных. В эту минуту мужчина на облучке хлестнул лошадей, и фургон медленно двинулся по двору. Рыдая, животные сопровождали его. Кловер приложила все силы и настигла его. «Боксер! — Закричала она. — Боксер! Боксер! Боксер!» И в эту минуту, словно слыша что-то в окружающем шуме, из заднего окошечка фургона показалась физиономия Боксера с белой полосой поперек морды. — Боксер! — Закричала Кловер страшным голосом. — Боксер! Прыгай! Скорее! Они везут тебя на смерть!

Все животные подняли крик: «Прыгай, Боксер, прыгай!» Но фургон уже набрал скорость и оторвался от них. Осталось неясным, понял ли Боксер, что ему хотела сказать Кловер. Но он исчез из заднего окошечка, и внутри фургона раздался грохот копыт. Боксер пытался вырваться на свободу. Были мгновения, когда казалось — еще несколько ударов, и под копытами Боксера фургон разлетится в щепки. Но увы! — Силы уже покинули его, и звук копыт с каждым мгновением становился все слабее, пока окончательно не смолк. В отчаянии животные попытались обратиться к двум лошадям, тащившим фургон. «Товарищи! Товарищи! — Кричали они. — Вы же везете на смерть своего брата!» Но тупые создания, слишком равнодушные, чтобы понять происходящее, лишь прижали уши и ускорили шаг. Боксер больше не появлялся в окошечке. Слишком поздно спохватились животные, что можно было помчаться вперед и запереть ворота. Фургон уже миновал их и быстро исчез за поворотом дороги. Никто больше не видел Боксера.

Через три дня было объявлено, что он умер в госпитале Уиллингдона, несмотря на все усилия, которые прилагались для спасения его жизни. Визгун явился рассказать всем об этом. Он был, по его словам, рядом с Боксером в его последние часы.

— Это было самое волнующее зрелище, которое я когда-либо видел, — сказал Визгун, вздымая хвостик и вытирая слезы. — Я был у его ложа до последней минуты. И в конце, когда у него уже не было сил говорить, он прошептал мне на ухо, что единственное, о чем он печалится, уходя от нас, — это неоконченная мельница. «Вперед, товарищи! — Прошептал он. — Вперед во имя восстания. Да здравствует скотский хутор! Да здравствует товарищ Наполеон! Наполеон всегда прав».

Таковы были его последние слова, товарищи. После этого сообщения настроение Визгуна резко изменилось. Он замолчал и подозрительно огляделся, прежде чем снова начать речь.

До него дошли, сказал он, те глупые и злобные слухи, которые распространялись во время отъезда Боксера. Кое-кто обратил внимание, что на фургоне, отвозившем Боксера, было написано «Скотобойня» и с неоправданной поспешностью сделал вывод, что Боксера отправляют к живодеру. Просто невероятно, сказал Визгун, что среди нас могут быть такие легковерные паникеры. Неужели, — вскричал он, вертя хвостиком и суетясь из стороны в сторону, — неужели они разбираются в делах лучше их обожаемого вождя, товарища Наполеона? А на самом деле объяснение значительно проще. В свое время фургон действительно принадлежал скотобойне, а потом его купила ветеринарная больница, которая еще не успела закрасить старую надпись. Вот откуда и возникло недоразумение.

Слушая это, животные испытали огромное облегчение. А когда Визгун приступил к подробному описанию того, как на своем ложе отходил Боксер, об огромной заботе, которой он был окружен, о дорогих лекарствах, за которые Наполеон, не задумываясь, выкладывал деньги, у них исчезли последние сомнения, и печаль из-за того, что они расстались со своим товарищем, уступила место мыслям, что он умер счастливым.

Наполеон сам лично явился на встречу в следующее воскресенье и произнес краткую речь в честь Боксера. К сожалению, сказал он, невозможно захоронить на ферме останки нашего товарища, но он уже приказал сплести большой лавровый венок и возложить его на могилу Боксера. Через несколько дней свиньи предполагают устроить банкет в честь Боксера. Наполеон закончил свое выступление напоминанием о двух фразах Боксера: «Я буду работать еще больше» и «Товарищ Наполеон всегда прав». Эти слова, сказал он, каждый должен воспринять до глубины души, как свои cобственные.

В день, назначенный для банкета, из Уиллингдона приехал фургон лавочника и доставил на ферму большой деревянный ящик. Ночью с фермы раздавались звуки нестройного пения, которые перешли в нечто, напоминающее жестокую драку и около одиннадцати завершились звоном разбитого стекла. До полудня следующего дня никто не показывался во дворе фермы, и ходили упорные слухи, что свиньи откуда-то раздобыли деньги, на которые было куплено виски

Конец цитаты. Джордж Оруэлл «Скотный двор».

«Свиньи откуда-то раздобыли деньги, на которые было куплено виски». Это всё, что вам нужно знать о пенсионной реформе. Только не забудьте заменить «свиньи» на «чиновники», а «виски» на «особняки на Лазурном берегу».

Дополнение.

Немного фактов (источник). «Но чтобы избежать «отката назад» и сохранить период жизни на пенсии на уровне 1965 года, ожидаемая продолжительность жизни мужчин, достигших 65 лет, должна увеличиться как минимум на 2,2 года к 2028-му, утверждает Вишневский. Для того же, чтобы не уменьшилось время пребывания на пенсии по сравнению с нынешним, прирост продолжительности жизни 65-летних мужчин в ближайшие десять лет должен быть на уровне 2,7 года. «Это очень непросто, учитывая, что за предыдущие 50 лет он достиг всего 0,7 года», — пишет автор. Прирост продолжительности жизни 63-летних женщин должен быть еще большим, отмечает он.»

Александр Криони

Александр Криони

Новое поступление в библиотеку экспертов. Рад вам представить: Александр Криони, лучший в России частный детектив. Настоящий, с лицензией. И не только с лицензией — он создал агентство, которое уже много лет успешно растёт и развивается. Что в наше время в нашей профессии рассматривается как паранормальное явление.

Подробнее: сюда.

Что и как посмотреть в Италии.

Что и как посмотреть в Италии.

Главная цель этой, как и всех статей на этом сайте — рассказать о том, чему не учат в школе, в рекламах и во всяких СМИ. О чём умалчивают, когда рассказывают вам о преимуществах, почему-то забывая рассказать о недостатках.

Поэтому вам — сюда!

 

Риски, которые управляют людьми

Риски, которые управляют людьми

Риск-менеджер управляет рисками… Слышал бы это один известный персонаж Булгакова:

«- Виноват, — мягко отозвался неизвестный, — для того, чтобы управлять, нужно, как-никак, иметь точный план на некоторый, хоть сколько-нибудь приличный срок. Позвольте же вас спросить, как же может управлять человек, если он не только лишен возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет, скажем, в тысячу, но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день?»

Мы обычно считаем, что риск-менеджер управляет рисками. Позвольте кинуть маленький камешек в это прекрасно устоявшееся и цветущее кувшинками болотце:)

В прошлый раз я писал о том, что только небольшое количество рисков можно оценивать статистически (пост «Танцы с бубном: статистика в оценке рисков» от 3.11.2015). Что же делать и как выявлять и оценивать остальные?

В общем случае риски можно классифицировать так:

  1. Событие риска произошло, мы о нем знаем. Оно имеет статистически значимое число повторений и все события могут считаться однородными. Кроме того, в будущем закон распределения событий не изменится. В этом случае все ясно — берем статистику и работаем с ней. Одна печаль — таких рисков в жизни ноль целых фиг десятых.

1А. Событие риска произошло, и даже не один раз, мы всё о них знаем, но применение статистики невозможно — одно из условий в п.1 не выполняется (см. выше).

  1. Событие риска еще не произошло, но мы его ожидаем. Вопрос: когда и в каком размере нас постигнет сиё.
  2. Мы не знаем, произошло ли событие риска — оно могло произойти, а могло и нет. Пример: риск хищений в организации. Мы не знаем, сколько хищений произошло всего — знаем только о тех, которые нам удалось раскрыть. Сколько осталось нераскрытыми — вопрос.
  3. Мы вообще ничего не знаем о риске. Ну просто не думаем о нем, и все.

Кстати, последняя ситуация самая интересная. О ней и поговорим.

Вы замечали, что риски порой выскакивают, как чертик из табакерки? Отдел риск-менеджмента трудится, опрашивает менеджмент, проводит сессии оценки рисков, составляет «карту рисков» (так обычно называется убогая табличка, раскрашенная в три цвета семафора). Перечень основных рисков в результате многочасовых прений советов-комитетов-правлений наконец утверждается. Все вытирают пот со лба, выписывают друг другу премии, награждают званиями лучших риск-менеджеров всех времен и народов.

И вдруг, через полгодика, а то и через пару месяцев — хрясь! — происходит то, что ни в каком реестре рисков даже рядом не стояло. Мне лично нравится история Barings Bank. Вон Юкос тоже красиво навернулся. Да тысячи их… И случается такая пакость весьма регулярно, как показывает современная история бизнеса.

Далее обычно следует разбор полётов, разочарованные собственники резко сокращают поголовье риск-менеджеров. Но проходит пара лет, и опять – бумс! — риск, о котором никто не думал-не гадал, обрушивает очередной образцово-показательный, как Фольксваген, бизнес.

Прямо-таки эмпирическая зависимость просматривается — чем больше компания кричит о своих успехах в области управления рисками, тем ближе её конец;)

Но вопрос по существу проблемы:

Как управлять рисками, о которых мы ничего не знаем?

Начнем с того, что их надо выявить. Как мы уже говорили ранее (пост «Да что вы знаете о риске» от 20.10.15), управлять известными рисками — задачка несложная, главное — выявить, чем управлять.

Впрочем, выражение «выявить риски» — строго говоря, неправильное. Чего их выявлять? Рисков вокруг нас всегда бесчисленное множество. Просто взять бумажечку и записать их перечень — и то не получится, бумажечков не хватит. В любой момент, строго говоря, может произойти что угодно. Например, всегда существует риск того, что в комнате, где вы сейчас сидите, упадет потолок.

Вы же не рассматриваете всерьез этот риск? Хотя интуитивно понимаете, что величина риска разная в случае здания, построенного компанией Skanska или безвестными зодчими из ближнего зарубежья. Давайте на этом всем понятном примере и порассуждаем.

Качество строительных работ — важный фактор риска. Но не меньшее влияние имеет качество проекта (это намек на аквапарк) и еще куча факторов, о которых мы даже не задумываемся. Например, даже здание, построенное даже Skanska, не устоит, если рядом с ним вырыть большой котлован и еще залить его водой.

Котлован — еще один фактор риска, несколько неожиданный для нас в данном случае. Нетипичный, можно сказать, но определяющий для данного случая для оценки величины риска. Риск из незначительного становится огромным, как только мы узнаем о существовании данного фактора. Это пример того, как знание нового факта, который по совместительству является фактором риска, меняет нашу оценку риска.

Никогда мы не знаем все действующие на риск факторы. Кстати, велик риск того, что мы их так никогда и не узнаем.

Вернемся к нашему примеру с домом: как же узнать о существовании данного фактора? Ответ самый простой — а пойти и осмотреть объект, что называется, глазками;) А еще я люблю поговорить с людьми — они знают все, даже то, чего нет ни в какой информационной системе. Впрочем, методы сбора, проверки и анализа информации — тема совершенно отдельная. Может быть, про это поговорим в другой раз. Для начала рекомендую прочитать мой пост «С чего начинается… интеллидженс?» от 23.09.15. Но перейдем к выводам.

Вывод 1. Обобщая, можно сказать, что только сбор разнообразной информации об объекте риска и правильный её анализ позволят нам выявить значимые факторы риска и оценить риск.

Двигаемся далее. Факторов риска, для каждого риска, существует сколько угодно. Температура в кабинете может влиять на настроение начальника. Но является ли этот фактор определяющим? Не все факторы риска значимые, то есть не все приводят в нашем конкретном случае к реализации риска. Поэтому встает вопрос об оценке величине влияния фактора риска.

В нашем случае — с вырытым у стены дома котлованом. Кто вырыл (уж не те ли самые зодчие?), зачем вырыл, какой грунт в этом месте, укреплены ли стенки котлована, согласован ли проект и прошел ли нормальную экспертизу — все эти вопросы надо задать и ответы на них найти. Только после этого мы сможем оценить силу данного фактора для риска обрушения дома.

Принципиально сила влияния фактора риска может быть оценена только двумя способами:

Способ 1: В соответствии известными нам законами природы (то есть мы опираемся на закономерности, известные нам теоретически, и делаем логическое заключение на основе известных фактов и теории); Например, мы знаем, что здание, построенное на мягком и болотистом грунте, легко сползёт в выкопанную рядом яму большой глубины. Это следует из законов физики.

Способ 2: В соответствии с нашим личным опытом или другим известным нам опытом (если мы много раз видели, чем это заканчивается). Например, мы знаем, что проведение нормальной экспертизы проекта строительных работ снижает риск обрушения. Также из опыта мы знаем, что в России нормальная экспертиза — явление не более частое, чем северное сияние.

И мы опять понимаем, что для оценки значимости фактора риска нам придётся собирать и обрабатывать информацию. Поэтому я всегда говорю, что оценка рисков — не что иное как, и не более чем — интеллидженс.

А теперь эксклюзив, который прочитать нигде больше нельзя. Несколько личных правил по оценке рисков. Работает. Если будете использовать — просьба ссылаться на меня лично.

Правило 1. Чаще всего риск оценивается по трем — пяти самым значимым факторам. Все остальные факторы — не значимы. Наличие 25 факторов примерно равной силы крайне подозрительно.

Правило 2. Величина риска имеет экспоненциальную зависимость от количества и силы действующих факторов риска по основанию натурального логарифма. Формулу расскажу потом. Может быть. Если кто-то захочет, конечно:)

Правило 3. Ищи факторы риска до тех пор, пока не будет выполняться одно из двух условий: 1) ресурсы, отведенные на поиск, исчерпаны; 2) найден один или несколько факторов риска с вероятностью в сумме 0.98 и более. В результате оценки рисков будут получены: 1) перечень N наиболее значимых факторов риска; 2) величина риска при действии каждого из факторов или любой их совокупности; 3) информация о том, было ли исследование ограничено доступными ресурсами

Ну как, хорошо пошло? Ничего, завтра пятница!

 

Из жизни буфетчика Андрея Фокича Сокова

Из жизни буфетчика Андрея Фокича Сокова

К нам чаще всего обращаются, когда уже украдено всё или почти всё, скрыть несчастье нельзя и предстоят неприятные объяснения с собственником бизнеса. Он очень знаком – этот ошалелый и периодически косящий в сторону взгляд менеджера. В нем слились воедино – паника: «что же делать?»; понимание, что украденного уже не вернешь, и надежда — «а вдруг: вот он — волшебник в голубом вертолете». Который бесплатно покажет кино… Лучше Булгакова не скажешь:

«— Сейчас из достоверных рук узнал,  ответил буфетчик, одичало поглядывая на какую-то фотографическую группу за стеклом, — что в феврале будущего года умру от рака печени. Умоляю остановить.»

Вот именно так оно всё и выглядит.

Отношение компаний к проблеме защиты бизнеса похоже на отношение людей к своему здоровью. Мы не думаем ни о болезни, ни о смерти, пока все хорошо. У многих ли из читающих это сейчас,оформлено завещание? Только 5% людей в мире оставляют завещание… А умирают, вы даже не представляете сколько — 100% 🙂

Человеческий разум отбрасывает мысли о болезни или смерти – даже на простейшую диспансеризацию времени не находится.

Ровно то же и с бизнесом. Никто не хочет тратить деньги и время на  обследование «здоровья» своего бизнеса. Бизнес с оборотом в несколько миллиардов экономит на проведении профессионального обследования и профилактики системы безопасности 50-100 тысяч. Почему? Первый аргумент – «А у нас и так все хорошо». Сейчас кризис, сами понимаете, мы должны экономить. Далее опять по классику:

«Ведь вы — человек бедный?

Буфетчик втянул голову в плечи, так что стало видно, что он человек бедный.

— У вас сколько имеется сбережений?

Вопрос был задан участливым тоном, но все-таки такой вопрос нельзя не признать неделикатным. Буфетчик замялся.

     — Двести сорок девять тысяч рублей в пяти сберкассах, — отозвался из соседней комнаты треснувший голос, — и дома под полом двести золотых десяток. (…) — Десятки реализовать не удастся, — ввязался все тот же голос, леденя сердце буфетчика, — по смерти Андрея Фокича дом немедленно сломают и десятки будут отправлены в госбанк.»

И совсем не бином Ньютона, как говорил господин артист, предсказать, чем все это заканчивается. Поэтому-то редкая российская компания доживает до своего десятилетия… и то это обычно результат больше везения, чем серьезного отношения к защите бизнеса.

Почитайте историю бизнеса, только не про успехи знаменитых предпринимателей (этой мусорной литературы больше чем достаточно), а про причины разорения компаний. Мы сделали это, и оказалось, что 84% российских компаний заканчивают свою жизнь в результате грубых (если не сказать, идиотских)ошибок в защите бизнеса – и только 16% — по прочим причинам. И даже самые крупные и крутые компании (я сам проработал в ЮКОС от её начала до самого конца, и видел все своими глазами). А Фольксваген – разве это не полные идиоты? Их золотые десятки, закопанные под полом, будут теперь торжественно отправлены в Госбанк американского правительства. Андрей Фокич по сравнению с ними – просто гений аналитики и риск-менеджмента – он-то все понимал с полунамёка.

А теперь по существу проблемы. Что и как обследовать, как часто и сколько это стоит.

  1. Как часто? Один раз в два года нужно проводить внешнюю (подчеркиваю – внешнюю) оценку системы безопасности бизнеса. Пожалуйста, нанимайте на должность риск-менеджеров гламурных мальчиков и девочек, если так хочется (их же тоже нужно пристраивать), но не доверяйте им судьбу бизнеса.
  2. Что включает в себя оценка системы безопасности бизнеса:

— оценку системы риск-менеджмента;

— оценку общей организации системы внутреннего контроля;

— оценку функций: комплайенс, внутреннего аудита, внутренних расследований;

— оценку корпоративной культуры;

— оценку рисков хищений

ну и кое-что еще – в зависимости от желания заказчика жить долго и счастливо.

  1. Сколько это стоит? Пренебрежимо мало по сравнению с тем, сколько стоит этим пренебрегать. Или по сравнению со стоимостью услуг волшебника в голубом вертолёте…

Удачи на дорогах бизнеса!

 

ERM на отдельно взятой лестничной клетке

ERM на отдельно взятой лестничной клетке

Впервые опубликовано 06.11.2015

Навеяно последними дискуссиями по моим рассказикам о рисках. Мы там все больше говорили про методику оценки рисков, но читатели упорно все сводили на ERM (она же СУР, по-нашему).

Можно ли построить реальный риск менеджмент в отдельно взятой Российской компании? Возможна ли победа риск-менеджмента в отдельно взятой Российской компании над всеобщим пофигизмом, коррупцией и разгильдяйством?

Это вопрос к вам, дорогие читатели. А пока цитата из классика:

     «Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма. Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране…» В.И.Ленин

Идеалисты они были, большевики эти.

А моя задача — подбросить Вас пищу для размышлений на выходные.

Итак, подведем итоги предыдущих прений.

Первое: риск-менеджер — это вовсе не менеджер. А менеджер — это тот, кто менеджер:) — то есть тот, кто управляет реальным процессом — закупками, продажами, производством и др. А управлять процессом, не принимая решений, нельзя. А принимать решения, не учитывая риски, тоже нельзя. А учитывать риски, не оценивая их, можно? Можно, как говорит один наш авторитетный коллега. Не уверен, что он прав, поэтому лучше все-таки оценить риски, чтобы знать, какие учитывать, а какие нет; с чем бороться, и какими силами и средствами.

Вот так и складывается, что все-таки функциональный менеджер должен оценивать риски. А тот, кого мы сейчас зовем риск менеджером, он и не риск-менеджер вовсе, потому что никакими рисками не управляет. Мы потом придумаем, как его назвать. А пока он у нас будет… В.П. (Важная Персона или Вася Пупкин — выберите по вкусу).

Что же мы видим вокруг себя, так сказать, в окружающем нас материальном мире компаний и корпораций, в части СУР? Мы видим ряд мнений и точек зрения.

   Во первых, есть мнение, что риск-менеджер должен быть просто для мебели. Желательно в виде чучела. Ну, раз всякие там регуляторы домогаются, то пусть будет. В свое время в одной очень большой компании, не побоюсь этого слова (не буду показывать пальцем), произошла интересная история. Будучи там председателем комитета по аудиту, стал я на заседании комитета интересоваться — «А как у вас с управлением рисками обстоит?». «Хорошо обстоит» — отвечают так лаконично и с достоинством. Ну ладно, хорошо так хорошо. Спрашиваю: «А риск менеджер у вас есть? А кому он подчиняется?» — «А как же, есть. Подчиняется? Сейчас вспомним… Ах, да — директору по АХЧ». Занавес.

С тех пор прошло много лет, сия компания, по слухам, достигла невиданных успехов в развитии риск-менеджмента и докладывает об этом на разных конференциях. Но в общем и целом, согласитесь, эта тенденция в стране живее всех живых.

    Во-вторых. Мнение такое: «Ну раз ты риск-менеджер, то и оценивай там риски, а к нам не ходи, про космические корабли на просторах Большого театра не бухти. Нам работать надо. Но если найдешь какой риск — так это ты это, не стесняйся, беги сюда прям сразу и сообщай, покамест ничего плохого не случилось. Мы тут же тебя послушаем и все в лучшем виде поправим. Не сумлевайся. А сейчас иди, не до тебя — вишь, план горит. Но ежели какой риск проморгаешь — твоя вина, всем правлением пороть будем»

То есть раз риски- отдельно, бизнес-отдельно. Знакомо?

   Третий случай. Не нужен нам риск-менеджер вообще, ни живой ни мертвый. Раз менеджер сам управляет рисками, вот пусть он ими и управляет. СУР должна быть децентрализованной, а менеджеры грамотными и старательными, и риски правильно оценивать, и бизнесом управлять. Мир во всем мире!

Прихожу я как-то к одному топ-менеджеру (давно это было) говорю — а давайте риск-менеджмент заведем. Он посмотрел на меня слегка диким взглядом, как будто я Меркатор и топориком на него замахнулся. Спрашивает: «А зачем?» Я говорю — тыры-пыры, жить будем лучше, ошибок делать меньше. Он как-то так занервничал, и отвечает: «Я сам все свои риски знаю. Иди отсюда, делом займись». Только спустя год я случайно от СБ-шника узнал, что отвлекал этого менеджера от решения серьезной задачи — он как раз в этот момент строил план, как украсть здание офиса компании.

Возможно, есть еще другие варианты построения СУР, но мне в реальной жизни не попадались. Только на конференциях, в докладах, песнях и преданиях риск-менеджеров.

А теперь мое скромное мнение о том, как должна быть организована СУР:

  1. Риск-менеджер (В.П.) должен называться соответственно смысла профессии — специалист по координации управления рисками. Не нравится слово «специалист» — назовите «вице-президент», пусть порадуется.
  2. Основные функции  В.П.:

— Создать систему оценки и грамотного управления рисками в компании. Достигается это путем разработки организационных и методических документов, обучения тех менеджеров, которые собственно и должны управлять рисками, налаживания эффективных каналов коммуникаций для распространения информации о рисках и мерах по их снижению;

— Проверять, как все это работает — оценивают ли менеджеры риски, правильно ли их оценивают — на выборочной основе. И если оценка рисков, которую сделал менеджер, не совпадает с оценкой В.П., устраивать разбор полетов с выяснением, кто дурак.

— И обязательно последующий контроль — а какие риски осуществились, почему, кто виноват и что делать. С обязательной раздачей пряников и слонов.

Вот и всё.

Ударим риск-менеджментом по бездорожью и разгильдяйству, товарищи!

 

Почему убили ЛинкедИн

Почему убили ЛинкедИн

Оригинал 10.11.2016 ЛинкедИн. Репост — потому что тема персональных данных и мои выводы из неё становится всё актуальнее.

Давайте я объясню популярно, почему заблокировали ЛинкедИн. И тому есть пара причин.

Причина №1. Государства вступили в эпоху раздела рынка информации, так же, как лет сто-двести назад делили рынки нефти, какао и прочих природных ресурсов. Сегодня информация — это нефть современного общества. А персональная информация — ну, просто золото в самородках. До всех понемногу дошло, что это — инструмент управления людьми, их желаниями, их взглядами и их кошельком. Кто думает, что это чудит только Россия — почитайте документы Евросоюза, например, REGULATION (EU) 2016/679 от 27 апреля 2016 года. Если лень искать: http://bit.ly/2emtQij Там всё то же, что в России, только в профиль. Но пограмотнее будет, однако. Об этой самой регуляции и говорили пару дней назад на конференции LTEC2016. И я в том числе. Кто пропустил — я не виноват.

Причина №2. Ибо не фиг. Ну в самом деле, почему не Мордокнига? А вот почему. Много вас тут на ЛинкедИне, шибко грамотных, что-то собралось. Иностранные языки знаете. Общаетесь с иностранцами не по делу. Гадости всякие про президента и правительство пишете. Фэйсбук — он же четко сегментирован по языковому признаку. Пролетарии разных стран  общаются только в своём национальном кругу, обсуждая, кто что съел и сколько выпил. Языками, кроме матерного, не владеют. Что никому не мешает. Так что пусть пока живут.

Ну вот и всё. С содержательной точки зрения, требование хранения персональной информации граждан внутри отдельно взятой страны (или Евросоюза) не имеет физического смысла. Во-первых, гражданин сам даёт разрешение на хранение и сообщает свою персональную информацию оператору. Какие вопросы-то? Как говорила Раневская на партсобрании, где клеймили нетрадиционного:  — Что, уже и своей жопой человек не может распоряжаться?

И понятное дело, хранить-то данные можно где угодно. А кто запрещает их копировать с сервера, расположенного на территории суверенного государства, в юрисдикцию не менее суверенного, но другого государства? Да никто. Имей сервер в России, пусть он жужжит и мигает, а данные с него всё также утекают куда надо…

А вообще явление положительное. В такую помойку ЛиН превратился в последнее время! Об этом не говорил только ленивый. Пора что-то новенькое придумать. Думаю, этим новеньким станет «интернет в интернете» — содружество отдельных сайтов, которые анонсируют друг друга и связаны более-менее единой тематикой. Так рождался когда-то и сам интернет как неубиваемая локальными попаданиями снарядов сеть связи…

Дополнение.

30.11.2016 Что я и говорил: Статья «Big Data россиян в интернете должны принадлежать государству» http://tass.ru/ekonomika/3824223 Уточнение: Big Data здесь вообще не при чём, просто начинаются войны между государствами и частными компаниями за персональную информацию пользователей. Термин Big Data относится к особенностям организации хранения и доступа к данным. В статье он приплетён к персональным данным только ради красного словца. Что же касается персональных данных граждан, то право государства на владение ими неизбежно, как введение паспортов в 18 веке. Государство будет хранить эти данные и идентифицировать как каждого пользователя сети при доступе в сеть, так и быть удостоверяющим личность физика сервисом для всех частных компаний.