Классификация хищений

Классификация хищений

    Когда мы с вами говорим об обучении подрастающих поколений корпоративных следователей и аудиторов, или о накоплении опыта расследования хищений, или об автоматизации процесса распознавания преступлений по косвенным признакам, у нас встаёт задача не только накопления информации о хищениях, но и классификации этой информации.

Например, у нас есть некоторые факты, которые, как нам кажется, намекают нам о произошедшем или происходящем хищении. Как найти в огромной базе данных аналогичное преступление, для того, чтобы по аналогии расследовать его, искать соответствующие доказательства в правильных местах, подозревать правильных подозреваемых и оформить всё по правильной статье УК, с учётом судебной практики и сделанных ранее ошибок?

Поиск по простым совпадениям слов неэффективен – в выборку попадает слишком много не относящихся к делу кейсов. Поэтому нужна классификация. Хорошая классификация, поиск по которой даёт максимально близкие к нужным результаты. Технически создать базу данных и набить её кучей информации – не сложно. Это обычная техническая задача, и требует только денег и времени. Разработать правильную классификацию – задача намного сложнее.

Использование интуитивно очевидной классификации, например, с составлением профиля преступника, заводит в тупик. Среднему преступнику 34 года, у него высшее образование, голубые глаза, неправильный образ жизни…. Весьма популярный профайлинг, который не работает, так же, как и любая статистика в применении к конкретному случаю. Характеристика совокупности данных не есть характеристика отдельного элемента данных. Вряд ли мы будем выискивать преступника в компании по антропометрическим данным и на этом основании начинать расследование.

Поэтому скажу пару слов о правильной классификации хищений. Она включает в себя несколько элементов.

Один из них – объект хищения. Им может быть один из трёх объектов: актив, обязательство и риск. На первый взгляд звучит непривычно: риск – объект хищения? Давайте рассмотрим поподробнее.

Итак, начнём с самого простого- актива.

Первый вид объекта: актив. Актив может быть как материальным, так и нематериальным, знает каждый бухгалтер. Он может быть украден. Закупка по завышенной цене , продажа по заниженной цене, списание под видом неликвида, оказание фиктивных услуг. Во всех этих случаях суммарная стоимость активов компании уменьшается, а благосостояние отдельно взятого третьего лица увеличивается.

Второй вид объекта: обязательство. Вообще различают обязательства к уплате (кредиторская задолженность и т.д.) и обязательства к получению (дебиторская задолженность и не только). Обязательство как объект хищения хорошо использовать в многоступенчатых схемах, в которых сначала создаётся “заначка”, а потом, по чисто законным основаниям, выводится актив.

Например, создаётся фиктивное обязательство компании перед третьими лицами (фактически не оказанные услуги по вывозу мусора). Это первая фаза хищения, непосредственно вывода денег здесь не происходит. Оформлен фиктивный акт оказания услуг, создана кредиторская задолженность (обязательство к уплате). На втором шаге, когда кредиторская задолженность существует, происходит вполне законная операция – её оплата.

Или, например, оформлена фиктивная продажа – налицо огромный рост продаж в конце отчётного периода – создана фиктивная дебиторская задолженность – обязательство к получению. Вроде бы всё хорошо, на основании высоких достижений в продажах топ менеджеру выписывается премия. Затем, в следующем отчётном периоде производится возврат якобы проданного товара. Но на выплаченную премию это никак не влияет. Выплата кредиторской задолженности или премии топ менеджменту – законная операция. На практике встречались и более интересные схемы, когда сотни тысяч тонн угля переводились росчерком пера из подготовленных запасов в добытый продукт, и все были счастливы. И владельцы бизнеса тоже, потому что им никто об этом не сообщил.

Третий вид объекта хищения: риск. Как это работает. Делается что-то грандиозное, похожее на подвиг Геракла, с благой целью. Якобы. Но при этом создаётся риск. Риск трансформируется в деньги прямо сейчас, убыток у компании наступает позже. Пример: все оптимизационные схемы ЮКОСА, за которые некто на букву Х. просидел 10 лет. Менеджмент, изобретавший эти схемы и экономивший компании деньги на налогах, получил свои премии сполна и пребывает в основном в полном здравии. Риск реализовался намного позже, и бизнес накрылся Роснефтью.

Или такой пример: деньги, которые компания выделила на повышение промышленной безопасности, были уплачены научно-исследовательскому институту, который на вырученные от компании деньги написал докторскую диссертацию техническому директору компании, и себя не обидел. Промбезопасность при этом не пострадала, хуже не стала. Но и лучше тоже. Когда реализуется риск того, что деньги были проплачены не туда, куда надо – вопрос времени. Может быть, и никогда. И все будут счастливы.

Или дизельгейт, который таки выстрелил и теперь обойдётся владельцам Фольксвагена в десяточку миллиардов долларов, а некоторым старательным менеджерам тоже в десяточку. Лет. Уж и не будем упоминать коррупционные скандалы, которым несть числа. Например, свежие вести с полей в январе: Ролс-Ройс выплатит 867 миллионов долларов штрафов за дачу взяток при продвижении своей продукции.

Что хотелось бы подчеркнуть в связи со сказанным. Это совсем не странно, но большая часть мошенничества в бизнесе осуществляется с использованием именно третьего вида объекта хищений – риска. Я бы определил соотношение преступлений, осуществляемых с обеъктами “актив” – как 5%, объектами “обязательство” – 10%, а все остальное начинается с манипуляций с объектом типа “риск”. Поэтому, господа следователи и аудиторы, включайте анализ рисков в рассмотрение результатов операций с активами.

Сейчас я рассказал только о первом элементе в классификации корпоративных хищений. А их несколько.

З.Ы. По следам обсуждения, нужно ли считать риск объектом преступления.

Любой актив связан с риском. Всегда существует риск утраты или снижения стоимости актива по разным основаниям. Например, если “оптимизировать” налогообложение, то можно потерять бизнес. Так что риск, активы и обязательства представляют собой связанные величины, причём одна из них может быть преобразована в другую. Увеличивая риск, можно увеличить прибыль. Затратив деньги, можно снизить риск. И так далее.

Однако исторически бухгалтерский и финансовый учёт “не видит” рисков, поэтому и появились всякие пристройки и заплаты к нему типа SOX, с помощью которых пытаются выправить положение. Но работают они не очень, прямо сказать. Этим и пользуются мошенники. Они выстраивают схемы вокруг манипуляции рисками и активами, иногда приплетая сюда игры с обязательствами. Получается ловко, как у напёрсточника. Самое незатейливое – увеличивают риск в результате проводимых операций, а прирост прибыли забирают себе. Если не рассматривать риск как объект преступления, многие преступления будет невозможно увидеть – они будут спрятаны за цепочкой преобразований риска в наличные в карманах менеджмента.

Advertisements
Ловушка для следователя

Ловушка для следователя

Убеждения – они как пиво по утрам, не только вредны, но и полезны.

Привычка облегчает жизнь. Подтверждённая опытом привычка становится убеждением. Повторённая сто раз ложь становится правдой. Да и ложки потом нашлись, но осадок остался.

Существуют разные стадии отношения к любой информации: сомнение, мнение, привычка, убеждение, предубеждение, вера.

1. Сомнение – склонны не доверять, требовать проверки, доказывания.

2. Мнение – нейтральное отношение к информации – ну вот есть ещё такое мнение, имеет право быть. Ни за, ни против.

3. Привычка – я так делаю обычно, и обычно это даёт результат. К чему чего-то менять, подвергать сомнению? Лучшее – враг хорошего.

4. Убеждение – многократно подтверждённый положительным результатом опыт при попытке применить его для решения всех аналогичных и не очень задач.

5. Предубеждение – исключается возможность подвергать сомнению ценность взглядов, мнения или точки зрения, иногда под страхом наказания. Очевидные несоответствия реальным фактам игнорируются.

6. Вера, фанатизм, зомбирование – непреодолимая потребность внушить свои несомненно и единственно правильные убеждения окружающим, часто в особо агрессивной форме. Полностью игнорируются факты, противоречащие вере. Искусственно придумываются не страдающие логикой аргументы в её защиту. Уровень фанатизма обратно пропорционален уровню образования и интеллекта.

Любой из перечисленный способов мышления встречается в той или иной мере у каждого человека – временами и местами. Разница только в том, в какой мере он применяет их для решения стоящих перед ним задач. В работе специалиста по расследованию преступлений или аналитика это ключевой вопрос и источник всех провалов и неудач.

Есть такой термин – “Ловушка следователя” – когда при расследовании преступления следователь строит версии исходя из собственных убеждений или, что ещё хуже, предубеждений.  И здесь возникает одно интересное противоречие.

Любое убеждение – это результат опыта. Чем опытнее следователь или аналитик, тем, вроде бы, лучше. Но тем больше он находится в плену своего опыта, и пытается ситуацию подогнать под известные ему шаблоны. И чаще всего это срабатывает, потому что большинство стандартных ситуаций решается стандартным образом. Но если случается что-то нестандартное…

Не случайно в программу подготовки следователей входит курс критического мышления, и ещё ряд связанных дисциплин, цель которых – научить человека критически относится к собственному опыту, подвергать сомнению то, что ему кажется очевидным.  Есть здесь только пара проблем.

1. Большинство людей, вследствие каких-то генетических особенностей, не способны к критическому мышлению по отношению к собственному мнению, положительному опыту, или к внушенной им кем-то точки зрения.

2. Сокращение мышления сохраняет энергию. Активный мозг потребляет слишком много энергии, и инстинкт самосохранения побуждает человека думать как можно меньше вообще, а критически – в особенности. Необходимость мыслить критически, что-то учить, принимать нестандартные решения у большинства людей вызывает сильнейший дискомфорт и стресс. Поэтому почти любой человек стремится думать поменьше и попроще. Непреодолимый инстинкт.

Это не значит, что эти люди плохие или чем-то ущербные. Скорее, это даже их преимущество. В любом обществе доля некритичного и легко внушаемого населения должна преобладать. Чтобы всем жилось легче, а особенно власти.

Но вернёмся к нашим баранам, то есть следователям или аналитикам и их ошибке предубеждения. Выдвинув какую-то версию на основании собственного опыта и убеждений, следователь подсознательно исключает из рассмотрения факты, противоречащие этой версии, а факты, её подтверждающие, склонен переоценивать, излишне на них полагаться, не подвергать сомнению.

Чтобы этого избежать, при разработке версий (гипотез) надо дать им инструмент, в котором накопленный опыт не выступает как их собственная точка зрения, а предлагается им как набор альтернативных точек зрения извне. Тогда они смогут преодолеть психологический барьер “опровержения собственного мнения”.

Подробнее: Тренинг “Проведение внутренних расследований”. Пишите сюда: info@acfe-rus.org

Их нравы.

Их нравы.

Воскресное чтение.

В пору моего детства в газетах под этой рубрикой печатались статеечки о жизни в кап странах. И чисто по случайному стечению обстоятельств всегда в них выходило так, что их нравы – бесчеловечные, жестокие. Из этих статей становилось ясно, что трудящиеся в странах капитализма живут преимущественно под мостом, питаются отбросами и мечтают о светлом будущем в форме коммунизма, а на худой конец – развитого социализма. Под руководством… ну дольше всё понятно.

Прочитав очередную Правду, старшее поколение взмахивало руками, крестилось само и крестило портрет Брежнева на стене, желая ему долго и систематически руководить строительством коммунизма. Отсутствие продуктов в магазинах воспринималось на фоне таких ужасов как незначительное неудобство.

У меня же по причине малолетства статьи вызывали лёгкое недоумение, почему при такой плохой жизни там никак не произойдёт революция. Вот недотёпы! Ну и пусть тогда живут себе под мостом.

Позже, уже в техникуме, недоумение вызвала наша математичка. Не знаю, по какой прихоти судьбы профсоюз наградил её турпутёвкой в Швецию. И это во времена, когда поездка в кап страну разрешалась по особому персональному дозволению партии. После поездки она реально съехала и ни о чём другом больше говорить не могла. Мы, малолетние придурки, просекли фишку, и через пять минут после начала урока наивно спрашивали: “а как у них там ходют бабы – в панталонах али без?”. Глаза её закатывались, и наступал тетеревиный ток. Про математику никто больше в этот раз не вспоминал. Если кратко, то главным её впечатлением на старости лет стало то, что строили социализм мы, а почему-то, построили они. Это не смогло уложиться в её стерилизованном мозге и дало осложнения. В результате математики я не знал.

Но зараза не пропала даром. Стал читать книжки, окромя школьной программы, чтобы как-то и что-то узнать, что там за горизонтом. Что было непросто. Рыба в Каме была, а вот книжек Пристли в библиотеке, например, не было. Но библиотекари библиотеки им. Ленина (а кого же ещё?) умилялись на шкета, который каждый день приходил и чего-то там рыл на пыльных полках. И тайком давали мне почитать то, что не рекомендовалось читать лицам с неустойчивой моралью строителя коммунизма. Так было прочитано много до дыр протёртых излохмаченных книг, которые не числились в официальных фондах.

Потом, на утверждении моей кандидатуры в обкоме партии, когда меня спросили строгим голосом: – а кто ваш любимый писатель? Вместо «А.М.Горький» я сказал «Марк Твен», и председатель комиссии поперхнулся. – И какие же вы знаете его произведения? – язвительно спросили меня. Подразумевалось, что дальше Тома Сойера дело не пойдёт. Я перечислил десяток произведений, о существовании которых члены комиссии не подозревали. Повисла напряжённая тишина.

Чтобы разрядить обстановочку, меня спросили про события в Иране. Чеслово, никогда этим Ираном и вообще политикой не интересовался, поэтому выдал стандартное, из передовиц: – империалисты бряцают оружием…

Комиссия повеселела. Оказалось, в Иране только что произошла революция и теперь там будут строить социализм. Радостно повозив меня носом по столу за политическую неграмотность, комиссия пришла к выводу: годен. Как понимаю сейчас, как раз то, что я не интересовался политикой, перекрыло негатив от шибкой грамотности и начитанности. Ну, мало ли у кого каких причуд. Вот у этого – книжки читать.

В память о детстве, меня постоянно преследует желание написать про «их нравы». Это как бы должок перед незабвенной учительницей математики, которая так и не смогла научить меня сей науке.

Итак, сегодня суббота, и в солнечный осенний денёк поехал покататься по городу на велосипеде. И вот наткнулся на местную уличную ярмарку. Каждый район города устраивает её хотя бы раз в году, поэтому каждую субботу где-нибудь она есть. Прямо на улицах, закрытых по этому случаю для машин.

Я сказал – ярмарка? Это неправильно. Это прежде всего место встречи соседей, приятного времяпровождения, общения и игр детей, там есть и что перекусить. Люди приходят не только продать старые вещи, но и просто пообщаться, на других посмотреть, себя показать. На брокантах совершенно особенная атмосфера, как будто здесь собрались давно знакомые люди. Здесь нормально обратиться к любому с любым вопросом. Сюда можно приходить просто, чтобы насладиться атмосферой человеческого общения.

Вот детки продают свои игрушки, из которых выросли. Кто же лучше всех расскажет, как можно ими играть? И продавцу, и покупателям неважно, сколько и почём у них купят. Продавец лет 10 от роду увлечённо вещает, как Трамп с трибуны ООН, а благодарные слушатели обступили его со всех сторон.

Вот многоопытный старичок, выбрав заранее лучшее местечко на солнышке, разложил свои антикварные сокровища. Каждое – по три рубля. По пять – ну если очень большие. А ведь среди них попадаются действительно ценные вещи. Вот как бывает – умирают старики, их вещи выставляют на улицу, и кто хочет, разбирает. Потом всё это оказывается на брокантах, в том числе попадаются и произведения искусства, которым продавец цену не знает.

Местная музыкальная банда неплохо имитирует песни из популярных фильмов. Старается. Приятно послушать.

Вот детки катаются с надувных горок. Задарма. Местная коммуна оплатила банкет.

Здесь, чтобы продать свои старые вещи, продавцам не надо иметь санитарные книжки, патент предпринимателя, кассовый аппарат, давать взятки полиции. Конечно, это непорядок.

Наши люди так не живут. Это их нравы.

А также в области балета…

А также в области балета…

«Внутренний аудитор должен быть объективным и независимым, подчиняться Совету директоров и иже с ними…» Спаси и сохрани, господи, того внутреннего аудитора, кто всерьёз поверит в это! Несть числа печальным историям о бедном внутреннем аудиторе, который был объективным и независимым. “Был” в этой фразе ключевое слово. Потому что если сказать “есть”, то не успеешь оглянуться, а он уже “был”.

Господа бывшие внутренние аудиторы, я собираю ваши душераздирающие истории. Пишите и присылайте, и останетесь в скрижалях истории внутреннего аудита как великомученики, нёсшие учение стандартов внутреннего аудита в бизнес. Но – недонёсшие. Золотыми буквами будут вписаны ваши имена…. Они уже вписаны, конечно, куда следует – в черные списки ичаров и хедхантеров.

Однако некоторые сюжеты уже следует рассматривать как типовые.

Сюжет первый. Сказ о том, как внутренний аудитор обнаружил воровство одного менеджера. И похвалил его генеральный директор, нимало изумившись силушке богатырской (или глупости беспросветной?). Во второй раз внутренний аудитор поймал начальника снабжения на откатах. И опять похвалил его генеральный директор, насупимшись. И в третий раз внутренний аудитор принес отчет – на этот раз про коммерческого директора. И не выдержал тут генеральный директор, да как закричит: – «Ты чего, смерд, бизнес мой порушить хочешь? Где я тебе нового коммерческого директора возьму?» И пошёл внутренний аудитор на свободный рынок искать себе новую работу, объективную и независимую. И ищет он её до сих пор.

Сюжет второй. Жил-был внутренний аудитор – умница, себе на уме. Слушает истории про объективных и независимых, на ус мотает. С менеджерами не ссорится, кафельную плитку на складу пересчитывает. Подвиг сей зовется “Инвентаризация”. И совершал он его денно и нощно, и не мог им нарадоваться генеральный директор. То премию выпишет, то на конференцию пошлет куда подальше. И жили они долго и счастливо, но тут вдруг то ли кризис случился, то ли очередная борьба за сокращение расходов. И позвал Совет директоров внутреннего аудитора пред свои светлые очи, и спросил его: «А сколько шпиёнов и диверсантов поймал за руку наш внутренний аудитор в третьем квартале?» И потупился внутренний аудитор, и стал всё про плитку, да про плитку. Короче говоря, кончилось все тем же – расставанием по соглашению сторон. Но, правда, под звуки “Прощания славянки”.

Сюжет третий. Третий поросёнок – ой, внутренний аудитор – был умнее своих собратьев. Выучил он COSO, стандарты всяческие и даже практические рекомендации к ним. Пришёл на работу устраиваться, и так еле слышно приговаривает: “Я- чучело, я-чучело. Денег много не прошу, привык к скромности в труде и в личной жизни”. Спрашивает его грозный генеральный директор: “А мошенников ловить ты будешь?” И услыхал он в ответ: «В соответствии со стандартом №ххх/ууу пункт ййй обязанность выявлять мошенничество возлагается на внутреннего аудитора только в объеме имеющихся у него навыков. А если навыков нет, то и не возлагается.»«Ну, на нет и суда нет» – обрадовался генеральный директор. И занимался с тех пор тот внутренний аудитор исключительно толкованием стандартов и практических рекомендаций, сообразно велениям времени и политической обстановки. К чему это вдруг мне наш деревенский мулла вспомнился?… И всё время так выходило, согласно самым последним стандартам и лучшим практикам, что всё в компании хорошо и правильно. Да он, собственно, ничего другого и делать не умел. Собственник ласково называл его “попугаем”. А что – птица полезная. Вот придут инвесторы, с клеточки тряпку снимут, а он им: «CO-OSO, CO-SO, риски-вселенная, толерантность к риску, риск-аппетит, три линии обороны-ы-ы.» Порадуются, по головке погладят, семечек дадут, и опять тряпочку на клетку накинут – чтобы серьёзным людям не мешал. Так он и молчит он в тряпочку до следующих гостей-аудиторов-инвесторов.

Но всё-таки настоящий внутренний аудитор – это профессионал в области балета, то есть балансирования на остром лезвии между интересами собственника и интересами генерального менеджера. Это, знаете ли, высокое искусство, не всякому дано. Министр Лавров отдыхает, Керри нервно курит в сторонке, Батька зеленеет. И такие внутренние аудиторы бывают. Своими глазами видел. Не верите? Правда, объективность и независимость тут совсем не при чём…

Профессиональное проведение интервью при расследовании

Профессиональное проведение интервью при расследовании

На картинке выше – программа тренинга “Профессиональное проведение интервью при внутреннем расследовании” (только основные вопросы). Поучиться этому будет полезно не только сотрудникам СБ, но и внутренним аудиторам и всем другим профессиям, кто проводит интервью, стремясь выявить ложь собеседника и узнать то, что ваш собеседник хочет скрыть.

Несмотря на бурное развитие технических средств подслушивания и подглядывания, интернета вещей, больших данных, самым важным источником информации остаются люди. Люди – это маленькие компьютеры, которые всё видят, перерабатывают информацию, запоминают её, даже не всегда понимая её смысл. В Вашей организации, может быть, работают тысячи таких биологических устройств для сбора информации, и информация в их головах – уникальна, хотя не всегда точная и полная. Это в полной мере Big Data – со всеми достоинствами и недостатками, только хранятся данные в специфичной среде – головах персонала. И с этими Big Data тоже надо уметь работать.

Есть ещё один плюс по сравнению с информационными системами: защита доступа к информации в головах людей весьма архаична, последние 30000 лет не апгрейдилась и легко взламывается средствами социальной инженерии. Если уметь ими пользоваться. К тому же психофизиологические особенности конструкции позволяют легко выявлять, когда собеседник вам лжёт или пытается что-то скрыть. Если тоже уметь.

Будем подробно говорить об этом два дня, с выполнением упражнений. Интересно наблюдать, как проясняется сознание и способность выявлять ложь у слушателей за два дня. Ни один другой наш тренинг не даёт таких очевидных результатов. Видимо, это потому, что интуитивно, на уровне подсознания, у всех нас уже есть такие способности, и чтобы взлететь, достаточно маленького пинка.

Внимание: Тренинг проводится только в корпоративном формате! Но если заказчик соглашается, возможна “подсадка” сторонних слушателей. Так что держите связь!

Есть вопросы – пишите на адрес: info@acfe-rus.org В теме сообщения укажите “Профессиональное проведение интервью”

Мы все с нетерпением ждём!

Мы все с нетерпением ждём!

Осталось только 29 дней!

Ещё можно успеть записаться и принять участие в нашей ежегодной конференции по противодействию мошенничеству в бизнесе! Она состоится 10-11 октября в Москве, при поддержке Института внутренних аудиторов России, компании Интерфакс и ряда других уважаемых и полезных для нашей профессии компаний.

Мы проводим нашу конференцию в 12-ый раз (прописью: двенадцатый год подряд) и каждый раз стремимся её сделать ещё лучше. Хотя иногда кажется, что мы уже далеко впереди других конференций. Что у нас такого особенного, отличного от других:

–      мы приглашаем докладчиками только практикующих много лет профессионалов, которым есть что сказать таким же, как вы, профессионалам. Рассказы про COSO и три линии обороны – приводят к полной дисквалификации и освистыванию из зала. Наши докладчики съели много собак в своей узкой профессиональной области и теперь готовы поделиться рецептами, как их готовить. Они не сильно умеют складно говорить, но содержание их рассказа стоит послушать. Поэтому одно из правил нашей конференции – «в пианиста не стрелять»;

–      мы не приглашаем в докладчики профессиональных балаболов на темы типа «как управлять своим временем» или «как дружить со всеми и удачно выйти замуж».

–      мы не приглашаем «знаковых фигур» – типа отставных ичаров гугла или замзам депутата(министра) – сказать они интересного ничего не скажут, а публика тем временем, почему-то, засыпает. А в кулуарах потом всё заплёвано. Только докладчики «от сохи», своими мозолистыми ручками доведшие до обвинительного приговора сотни дел.

–      мы раздаём всем участникам пультики для интерактивного голосования, и каждый докладчик задаёт вопросы и получает ответы от зала; получается иногда очень интересно и неожиданно. К тому же полезно знать, что думают по тому или иному вопросу (анонимно) 150 профессионалов, собравшихся в зале!

–      мы запрещаем доклады рекламного содержания: каждый доклад должен содержать конкретный кейс из жизни и конкретные рекомендации по решению актуальной проблемы, не прибегая к покупке патентованной пилюли.

–      мы всегда обсуждаем на конференции не только то, что было вчера, а и то, где мы будем завтра в нашей профессии. На этой конференции в повестке дня: – технологии интернета вещей, большие данные и интеллидженс во внутреннем контроле.

–      Много времени отведено на дискуссии – но без перехода в драку. Наши участники уважают друг друга, но готовы отстаивать свои точки зрения. И, как я заметил, многие знакомятся и потом дружат семьями и компаниями. Вообще, мы слегка боимся превратиться в место случки рекрутеров и профессионалов в области безопасности бизнеса.

–      Мы смеёмся над собой, своими проблемами и поэтому легко их решаем. Это настроение нашей конференции – фирменный стиль.

–      И ещё мы любим своих постоянных участников, и любим индивидуально каждого.

Вот поэтому мы прожили 12 (прописью: двенадцать) лет!

До встречи на конференции!

Контакты: info@acfe-rus.orgwww.acfe-rus.com

З.Ы.

Кто хочет увидеть меня пораньше – приезжайте в Базель (есть такой город в Швейцарии), на конференцию Европейского института внутренних аудиторов, 21-22 сентября. Буду рассказывать, как космические корабли бороздят просторы внутреннего контроля.

Или в Сочи, на конференцию Российского ИВА, 5-6 октября. То же самое, но в профиль.

 

Такие нам нужны тоже.

Такие нам нужны тоже.

 Сегодня – про подбор нестандартного персонала. Про дёшево и сердито было тут: http://bit.ly/2rfwjBs

Но в доме надо иметь и мясные закуски, говорит народная мудрость. То есть искушённый превратностями судьбы и квалифицированный персонал.

Правило номер 1: в каких-то конкретных вопросах он должен быть квалифицированнее вас. Велик соблазн быть великим и всемогущим, но надо быть реалистом. Если вдруг вы нашли человека, который говорит вам то, что вы не знаете, и у вас возникает эффект «Вау!» – это ваш белый гриб в лесу. Их никогда не бывает слишком много (Роману Макееву привет).

Берите. Вы ведь берёте белый гриб? А это даже трюфель. А теперь нужно знать, как с ним обращаться. Ибо гласит пословица: «не кормите свинью трюфелями». В переводе на русский – не мечите бисер… Ну, дальше сами знаете. Не уподобляйтесь симпатичному животному.

Как обращаться с этим трюфелем. Который вам достался, как подарок судьбы. Он может быть противным по характеру, завистливым нарциссом (как Трамп), он даже может быть тайным алкоголиком, бабником и наркоманом впридачу. Пофиг. Он принесёт вам больше денег, чем целый батальон свежевыструганных новобранцев. Только бережнее и “тщатильнее”, пожалуйста.

Правило номер 2. Внимание к персоне. В труде и в личной жизни. Не забывайте на очередной попойке в коллективе отметить его ласковым словом. Встречайтесь с ним раз в неделю. Выслушивайте и пытайтесь понять его классные идеи, которые вам понять не дано (он же в этом лучше вас, по определению). Главное, понять, как можно использовать эти идеи в мирных целях (как атом), например, для аппаратной борьбы с очередным Троцким.

Правило номер 3. Давайте ему задания в очень-очень обобщённой форме. «Неладно что-то в Датском королевстве». Такой формулировки достаточно. Он озаботится, и выдумает что-то очень полезное, что носил в подсознании всю жизнь, но так и не смог выродить до сих пор. Потому что пинка не было.

Правило номер 4. Не беспокойте его. Посадите его в отдельный закуток (кабинет), если он хочет. Позволяйте ему всё, что он захочет. Приходить на работу, когда хочет, сидеть и глядеть в потолок – сколько хочет. Они, трюфеля эти, не способны пускать пар и бежать впереди паровоза. Им надо подумать, потом ещё подумать, потом с этим переспать. Иногда пару месяцев. Но потом, на встрече с ним, не пропустите то, что он роняет между делом в потоке исходящего сознания. Думайте над этим.

И будет вам счастье.

З.Ы.

  1. Наша ежегодная конференция по обеспечению безопасности бизнеса: http://bit.ly/2otLfpw Пока ещё есть места и даже скидки.