Рубрика: Business

С коррупцией будут бороться в космосе

С коррупцией будут бороться в космосе

А вот вам и позитивчик, записные пессимисты:

«Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин утвердил план госкорпорации по противодействию коррупции на 2018–2020 годы. Соответствующий документ опубликован на сайте «Роскосмоса».

Контролировать мероприятия по противодействию коррупции будет заместитель генерального директора по безопасности. Руководители подразделений, ответственные за выполнение плана, будут ежеквартально представлять ему отчет об итогах своей работы…»

Полный текст рекламного сообщения: Рогозин утвердил план по противодействию коррупции в Роскосмосе.

Я даже не пожалел времени, чтобы увековечить сей позитив на своём сайте. Для будущих поколений.  А то СМИ пишут всё одно и то же унылое говно — «воруют, сажают». Опять воруют. Опять сажают. По известной формуле: «украл-выпил-в тюрьму».

Так что теперь коррупции в отдельно взятой компании придёт п-ц. Все будут писать отчёты и слать их директору по безопасности. Кто сколько украл и как с этим боролся.

Я вот тут подумал украдкой, чтобы никто не услышал — а почему при Сталине не разрабатывали планов борьбы с коррупцией? Что-то там у них неправильно было, видать.

Дополнение.

Роскосмос, по информации из открытых источников, является самой коррумпированной госкорпорацией. Что привело к её тому, чем она является сейчас. Поэтому у Рогозина нет другого выхода, как бороться с коррупцией, которая съела весь бизнес Роскосмоса. Другой вопрос — «можно ли построить коммунизм в отдельно взятой стране?», которым задавался вождь пролетариата и, (по совместительству), агент немецкой разведки, В.И. Ленин.

Кстати, много лет назад (больше 10), накопал в электрической сети интернет отчёт ЦРУ правительству США. Ежегодный. Тогда с информбезопасностью было не очень, и в сети находились очень интересные документики, если знать, как искать. Читал внимательно. Что запало в память — один из главных тезисов: Россию погубит коррупция. Как-то оно так и получается, по жизни.

 

 

Эти глаза напротив…

Эти глаза напротив…

Этот пост я написал в ЛинкедИн (запрещённая в России организация) ровно 2 года назад, 6 сентября 2016 года. Но «звонки от друга» и поиски «горящих глаз» продолжаются. Видимо, проблема остаётся быть. Поэтому размещаю статью ещё и здесь, на своём сайте, со свжими дополнениями. Итак:

Объявления о вакансиях всё больше и больше напоминают брачные объявления. «Ищу красивого, богатого, молодого, с горящими глазами. Обязательно права на управление белым конем и стаж вождения его не меньше 8 лет.» Нет, я не осуждаю. Пианист-рекрутер играет как умеет. Точнее, кондуктор не спешит, кондуктор понимает, но нажать на тормоза не может — заказчик весь такой в розовых мечтах, как в Дольче Габана.

Поэтому пишу не для рекрутеров, а для их заказчиков. «Что есть двуглавый орел?» — спросил царь Николай солдата в строю. Момент был явно неудачный, солдат выбран был спонтанно, поэтому и был получен соответствующий ответ: «Урод, царь-батюшка». То же и «горящими глазами».

— Кого изволите? — задаю вопрос, когда знакомые просят подыскать кандидата в области безопасности бизнеса.  — Мне бы молодого и с горящими глазами, —  стыдливо тупится невеста.    Про 8 лет стажа умолчим. Сделаем вид, что не расслышали. — Скажи, друг милый, кто он?

Отвечаю, как солдат в строю: «-Урод, ваше благородие». Вот представьте себе хирурга, который провёл 100500 операций. Будут у него горящие глаза при виде вашего аппендицита? Единственный проходной вариант — если вы Билл Гейтс и врач видит себе сумму счёта, который выставит вам за операцию. Или у вас редкий случай рака, представляющий для него интерес с научной точки зрения.

Во всех остальных случаях, горящие глаза и молодость есть признак того, что ваш кандидат энергичен и непрофессионален. Точка. Что такое энергичность в сочетании с непрофессиональностью — надо объяснять? А если он ещё и молод — готовьтесь стать для него начальной и средней школой профподготовки. После окончания которой он вас покинет. Это цена молодости, энергичности и Ваших хотелок.

Так что про глаза профессионала есть другая фраза из моего детства  «Из унитаза на него смотрели умные глаза майора Пронина».

А молодость — она прекрасна, когда вы выбираете курицу для супа. С профессионализмом немногу по-другому.

Это был маленький советик из личной жизни.

Реклама: Кто еще не знает — у нас в октябре будет классная конференция по безопасности бизнеса. Информация — здесь.

Дополнение от 03.08.2018:

Ну вот, давайте рассмотрим случай из жизни: у вас сложная вакансия. Вам хочется, чтобы и программист, и сын юриста, и аудитор – и всё в одном флаконе. Таких, конечно, можно найти, если правильно искать. Но их мало, все они дорогие, а денег у вас – только на стажёра. Как вариант, задают вопрос: стоит ли брать молодого, с горящими глазами, «на вырост». При недолгом (и, главное, трезвом) размышлении, ответ очевиден.

Вот вы взяли его. Глаза горят, руки делают. Правда, лучше бы они не делали, потому что всё приходится переделывать, и проще делать самому. Да ещё платим ему зарплату, пусть и небольшую. Растим, надеемся и ждём, что станет классным специалистом лет за пять и… будет продолжать за ту же зарплату работать?

Вот здесь у нас логический тупичок получается. Отъевшись и оперившись, ваш выкормыш полетит искать себе новое гнездо, где получше кормят. Ведь он же теперь на рынке стоит ого-го сколько! И еще скажите спасибо, если улетая из гнезда, не навалит кучу на прощание – для облегчения взлётной массы.

Так что брать щенка на вырост – занятие очень рискованное. Конечно, у каждого из нас есть в памяти случай, когда… Но по статистике (или по жизненному опыту – как вам лучше), такой случай – один из 50. То есть остальные 49 птенцов смоются, и ваши инвестиции в человеческий капитал накроются чем-то там. Быть школой подрастающих кадров для всего мира – почётное, но дорогое удовольствие. «Скупой платит дважды» — как раз про этот случай сказано.

Сопутствующие размышления. Узкая специализация хороша. Она позволяет специалисту иметь ограниченный набор знаний и мало учиться, а работодателю – платить небольшую зарплату. И всё бы хорошо, но в конце туннеля узкой специализации всегда сидит робот, который автоматизирует работу. Это была информация для узкого специалиста, чтобы сильно не радовался своей узкой специализации. А вот и для работодателя, чтобы тоже не радовался: вам нужно 5 человек с узкой специализацией, чтобы попытаться заменить одного специалиста с двумя-тремя профессиями.

«Попытаться» здесь – ключевое слово. Никогда 1000 работников сборочного конвейера не смогут сделать работу одного инженера и разработать новый автомобиль. Каждый из них – прекрасный специалист своего винтика или болтика. Пытаться они могут, конечно. Но в результате – не получится.

Поэтому, если у вас есть понимание, что ваша вакансия требует механизатора широкого профиля (как раньше говорили), а денег маловато будет, чтобы купить такого, то есть только один выход – нанимать его на аутсорсинг. Ровно на то время, которое нужно, и ровно на ту задачу, которая нужна. Выйдет дешевле.  Вы же не покупаете экскаватор, когда вам надо выкопать яму под туалет на даче?

Кстати, почти все такие специалисты и работают как частные консультанты.

Ещё одно сопутствующее размышление.

Есть ещё один ньюанс, почему такие многопрофильные специалисты работают частными консультантами. Не то, чтобы у гигантов бизнеса не хватало денег нанять их. Нет, денег там сколько угодно. На самом деле многопрофильные специалисты там просто не нужны. Ни один Гугл или Микрософт не нанял бы Николо Тесла или Леонардо Да Винчи. Современная большая компания — это социум людей, каждый из которых выполняет свою определённую, узкую функцию и социально конформен. Это малоизвестное слово (конформист) означает человека, который гипнотически подвержен общественному мнению и стадному инстинкту. Он гибкий, как пластилин, и может приспособиться к любым людям и быть с ними бесконфликтным и приятным в общении.

«Человек, приятный во всех отношениях» — есть такой термин. Такое свойство называется в резюме «умение работать в команде». А если говорить прямо, то это — стадный инстинкт. Куда бежит всё стадо, туда бегу и я. И неважно, что с обрыва в овраг. Критическое мышление у такого человека должно отсутствовать полностью.

Оно и отсутствует. Но обратная сторона медали — критическое мышление является основой творчества. Только подвергая сомнению устоявшиеся истины, можно изобретать самолёты, ракеты, телевизоры и атомные бомбы. Поэтому современная корпорация — это сообщество дружных, коммуникабельных и творчески бессильных людей.

Проанализируйте публикации по проектам R&D (исследования и развитие) крупных компаний. Все их собственные разработки заканчиваются списанием в убытки гигантских бюджетов. И чем же они заняты, теперь, эти подразделения? Выискиванием на рынке стартапов, которые можно купить вместе с их разработками. И это единственный способ развития современной корпорации.

К сожалению, купив на рынке инновационный проект, примерно половину из них они умудряются загубить из-за внутренней бюрократии.

 

 

Роман Соломахин — методы предотвращения и расследования хищений

Роман Соломахин — методы предотвращения и расследования хищений

Так называется вебинар, который Роман провел недавно, 30.08.2018. Всем, кто хочет стать директором по безопасности — смотреть и слушать обязательно. И я тоже нашёл для себя нечто новое и очень важное. Спасибо Роману за классный вебинар!

Смотреть здесь, а кому захочется презентацию — пишите

Что надо знать о риск-менеджменте и как взаимодействовать с риск-менеджерами

Что надо знать о риск-менеджменте и как взаимодействовать с риск-менеджерами

Декабристы разбудили Герцена, Герцен развернул революционную агитацию, и сами знаете, чем всё это закончилось.  Алексей Сидоренко, как Герцен в те далёкие годы, мечтает о светлом будущем риск-менеджмента и за него агитирует. Но в отличие от Герцена, Алексей четко представляет себе куда идти риск-менеджерам дружными рядами и взявшись за руки. Вот именно об этом он и рассказал в своём вебинаре, запись которого я здесь выкладываю.

Смотрите, вопросы будут — пишите, деньги будут — высылайте!

Тайна улыбки Мона Лизы

Тайна улыбки Мона Лизы

Я всё-таки думаю, что Уральским авиалиниям пока нечего делать на рейсах Питер-Калининград, кроме как позорить Россию. Нет, за Уралом и вплоть до Дальнего Востока их уровень сервиса вполне даже ничего, там народ суровый, закалённый и привык стойко переносить тяготы и лишения от любого сервиса. Там это как раз органично вписывается в стройную картинку бытия.

Но где-то на рейсах западнее Москвы, где много таки иностранцев пока ещё летают, диковато эти Уральские авиалинии смотрятся. Ну, как ассенизатор, в рабочей одежде зашедший в приличный ресторан.

Кратко в чем состоят наблюдения (записал себе на будущее, чтобы случайно не забыть).

Имел я счастье не подозревать ничего плохого и долететь из Питера в Калининград Уральскими авиалиниями. Ничего плохого и вправду не случилось. У меня с собой был маленький любимый портфельчик, сертифицированный для проноса в кабину, и минимум вещей. Езжу с ним уже лет 10 без всяких проблем. Никакого сдаваемого багажа не имел, не состоял, не участвовал, несмотря на то, что принимающая сторона оплатила билет с багажом.

В Питере, повторяю, меня нормально зарегистрировали и я полетел. И прилетел.

На обратном пути при регистрации в аэропорту Калининграда нарисовалась проблемка. Румяная девушка на стойке регистрации, абсолютно без признаков анорексии, взвесила мой портфельчик (тот же самый, без изменения содержания) и сказала, что он весит 9,5 кг вместо положенных 5. Естественно, это был сюрприз-сюрприз. В распечатке билета была, конечно, рекомендация сходить в ближайший пункт продажи билетов, и ознакомиться с правилами.

Уральские авиалинииПо объективным причинам я не смог этого сделать – не нашел ближе 600 км ни одного такого офиса. В Финляндии.

Дальше я попытался объяснить девушке, что:

— сама моя сумка весит 3 кг, пустая. Соответственно, лимит ручной клади в 5 кг позволяет положить в неё только носки (не более 39 размера) в количестве одной пары. Ключи, кошельки, документы, ноутбук, зарядка для него, телефоны, флэшки, очки и лекарства уже не проходят. Короче, лимит 5 кг – нонсенс, присущий лишь отдельным, не очень хорошо владеющим логикой компаниям.

— девушка с нескрываемым равнодушием объясняла мне, что эти все проблемы ей пох, и что мне должно хватить 5 кг за глаза. По её мнению. А остальное я могу распихать по карманам, если хочу.

— я ей объяснил, что у меня оплачено 28,5 кг груза, а я скромно хочу пронести на борт только 9,5 кг вещей, с которыми я не могу расстаться по сугубо личным и интимным причинам. Они дороги мне как память.

— девушка предложила вызвать «представителя авиакомпании» и прибыл некий плохо выбритый молодой субъект с  выражением на лице, какое бывает у только что назначенных старших помощников младшего дворника. Отвернувшись в сторону (видимо, ему противно было смотреть на пассажира), он повторил то, что я уже слышал, и скомандовал голосом ефрейтора штрафной роты: «В багаж». После чего немедленно удалился под тяжестью собственного величия.

На этом все разговоры были окончены. Ну что же, врач сказал — в морг, значит, в морг. Я свалил самые ценные вещи в пластиковый пакет, и прижал его к себе двумя руками, чтобы не рассыпать. Так уходили в гетто выселяемые фрицами евреи. А мой дорогой портфель уехал по транспортёру.

Потом уже, сидючи в зале ожидания, прочитал на сайте авиалиний, этих самых, Уральских, что если сдаваемый багаж не превышает 10 кг, то количество мест не ограничено. Но это было уже потом. То есть если бы персонал авиалиний, Уральских, был бы научен обслуживать клиентов, он бы мне предложил разложить это всё по двум пакетам и не беспокоиться.

К удивлению, портфельчик таки прилетел в Питер. Без утери содержимого. Выглядел он, правда, так, как будто его за самолётом на верёвке тащили по тайге. И еще очки оказались с выдавленными стеклами. Ничего удивительного, давление таки. Всего полчаса моих упражнений с отверткой и плоскогубцами, и очки приняли форму, относительно близкую к первоначальной.

Как оказалось при посадке в самолёт, за мою активную жизненную позицию и пререкания с высоким начальством я был награждён местом в последнем ряду, у туалета, рядом с проходом, хотя прибыл на регистрацию задолго до других пассажиров. И только сидя там, на этом самом месте, я понял смысл загадочной улыбки прекрасной девушки со стойки регистрации. Вот она, тайна улыбки Моны Лизы!

New Doc 2018-08-23 (1)

В начале каждого полёта пассажиры, только-только оторвавшись от земли, выслушивают аудиозапись от имени гендиректора Уральских авиалиний. В ней про то, что «вот там сидит бизнесмен, вот там – бабушка, вот там – внучка, вот там – жучка, и все они типа счастливы тем, что их собрали Уральские авиалинии на своём корабле (тут анекдот вспомнился — «Три года я вас, блядей, тут собирал»). И объединяет их то…» Тут я хочу поправить дальнейший текст: «что вы попали на наш сервис и некуда вам теперь деваться».

В догонку:

Как раз за два часа перед этим я рассказывал сотрудникам клиента про анализ невербального поведения. Какое удовольствие испытывали два вышеупомянутых субъекта, от имени Уральских авиалиний унижая пассажира! Это надо было видеть! Я даже рад, что мне удалось увидеть людей, так открыто испытывающих садисткие чувства – это в наше время дорогого стоит.

Для информации: при общении человек передает более 60 процентов информации невербально – позой, жестами, мимикой, интонацией и т.д. И только 6% информации передаётся через содержание слов.

Анатолий Килячков

Анатолий Килячков

Знаю Анатолия Анатольевича много лет, точно — больше десяти. И безусловно, в области корпоративного управления, комплайенс, этики бизнеса и антикоррупции он — специалист номер один в России. Фактически он же и разрабатывал многие документы, которые стали регулирующими в этой сфере. Плюс к этому — огромный опыт работы с фондовым рынком и ценными бумагами.

Когда я общаюсь с ним, меня всё время удивляет, насколько глубоко человек может понимать профессиональную проблему в ньюансах и деталях. Впрочем, лучше всего специалиста рекомендуют его статьи и книги, а их у Анатолия Анатольевича хватило бы на пару докторских диссертаций.

С огромным удовольствием представляю несколько его публикаций:

Риски мошенничества в условиях цифровой экономики.

Анализ методики определения восприятия коррупции на примере Российской Федерации (читать стр. 23-31).

Риски типа «чёрный лебедь»

А для самых любопытных — более подробная информация.

Внутренний контроль. Часть 12

Внутренний контроль. Часть 12

«Чем дальше в лес, тем толще партизаны» — говорит народная мудрость. Мы начинаем углубляться в детали моей теории внутреннего контроля, и становится всё труднее в объёме одной странички сказать что-то по существу, не прибегая к специальным терминам и не отсылая к прочтению предыдущих частей. Хочется рассказать всё кратко и просто, но это возможно до определённого уровня упрощения материала.

«Машина едет потому, что внутри сидит дядя и крутит руль». Этот уровень упрощения устраивал нас до 5-летнего возраста. Потом мы узнали, что у машины есть двигатель, коробка передач и сцепление, а некторые дошли и до того, что знают СЖ ГС в цилиндрах, диаметр и ход поршня. Вот и для нас настала пора поговорить о том, что у нашей машины внутреннего контроля есть, кроме руля, ещё и педали. Обещаю, что буду излагать всё как можно более простыми словами на примерах из трех пальцев.

Напомню: наша цель – превратить внутренний контроль из болтологии в реальную профессию и даже науку. Для этого мы должны были сначала узнать основные принципы внутреннего контроля – и мы это сделали. Вплоть до того, что нарисовали принципиальную схему контрольной процедуры. Ну, это как в физике – основные законы. Но только законами в реальной жизни сыт не будешь, например, когда надо рассчитать траекторию полёта конкретного снаряда к конкретной цели. Нужно принимать во внимание много всякой детальной информации: вес снаряда, заряд пороха, и даже направление и скорость ветра.

И сегодня нам придётся перейти к деталям реализации контрольных процедур и их стандартизации – без которой любая профессия останется ремесленничеством.

    В части 2 мы с вами разбирали, из каких структурных элементов состоит контрольная процедура. В самой упрощённой форме она содержит функцию выявления отклонения контролируемого параметра от эталонного значения. Вот о ней сегодня и поговорим.

Как можно выявить это отклонение? Кажется, нет ничего проще — сравнив текущее значение сигнала на входе с эталоном. Например, на входе системы контроля доступа введён код 00001, а наш сверсекретный и свернадёжный пароль — 123456. «00001» не равно «123456», значит, не отпираем вертушку на КПП или не даём доступ к сети. А очень даже наоборот, включаем красную лампочку и зелёный свисток.

Такая логика принятия решения называется дихотомической. В ней есть только два варианта ответа – «да» или «нет», 0 и 1, и т.д. Совпал введённый пароль с эталоном – «да». Не совпал – «нет». Никаких «может быть» не предусмотрено. Так работают большинство контрольных процедур, и сейчас мы покажем, что в этом — один из крупных резервов оптимизации затрат на внутренний контроль.

Это был совсем простой случай. В реальной жизни внутреннего контроля случаи дихотомических переменных случаются редко. Реальный мир – он не цифровой, а аналоговый, если не доходить до уровня атомов и квантовой теории. Да и там толком ещё неизвестно. В любом случае, на нашем практическом уровне внутреннего контроля, многие величины являются аналоговыми. И, кстати, любая их оцифровка приводит к искажению исходной информации.

Вот, например, требуется сравнить фотографию на пропуске с субъектом по имени Володька, после того, как он сбрил усы. Или состарился лет на 10. Или похудел, облысел и ещё месяц беспробудно радовался жизни. Без биоробота «Вахтёр Кузьмич» здесь не обойтись, потому что только он может распознавать изображения с серьёзной степенью искажений. Да, есть ещё софт про «face recognition», который обмануть легче, чем Кузьмича, а стоят такие системы, как сто Кузьмичей.

Пример с распознаванием лица на пропуске приведён только для того, чтобы стало понятно, что одним поразрядным сравнением двух чисел во внутреннем контроле не обойдёшься. И одной микросхемкой компаратора (см.  тему «цифровые автоматы») функцию сравнения не реализуешь.

А вот другой пример, опять же, для наших целей иллюстрации сильно упрощённый. Представим себе гипотетический банк, сильно озабоченный предотвращением всяких незаконных платежей. При этом банк считает, что платежи меньше 10 тыс. рублей риска не несут, а вот большие суммы – должны проверяться по полной. Тогда система банка автоматически одобряет платежи в 9990 р., а платёж в сумме 10005 рублей направляет на дополнительное исследование. Как правило, опять же к биороботу. У которого есть инструкция, по который он производит некоторые дополнительные проверки. Или, если биороботу лень и всё достало, просто кликает «одобрить». Поскольку кликать ему приходится несколько раз в минуту, то надоедает ему всё это достаточно быстро.

В чём тут проблема? В бестолковых затратах на внутренний контроль и низкой его эффективности. Интуитивно понятно, что 10005 не сильно отличается от 9999 — с точки зрения риска проведения нелегального платежа. Но на обработку транзакции суммой 10005 рублей в существующей системе тратится в сто раз больше ресурсов, чем на обработку такой же с суммой 9995 р. – ведь биороботу нужно платить зарплату, содержать его рабочее место, больничные-отпуска всякие, социальные налоги, развлекать на корпоративах и т.д.

Если пример с банком вам не нравится, возьмём пример с согласованием договора. В регламенте согласования договоров написано, что договора с суммой выше 1 млн. рублей выносятся на согласование комитета по закупкам, с целью предотвращения мошенничества. Но наш корпоративный жулик совсем этим не огорчается. Он направляет на согласование договор с суммой 980 т.р. и легко обходит контроль. Жулик, в отличие от контрольной процедуры, понимает, что 980 тыс. почти так же полезны, как 1 млн., но украсть их в тысячу раз проще.

Вывод: четкая грань отсечения «неправильного» сигнала — дихотомические контрольные процедуры — не работают достаточно эффективно. И, к тому же, экономически неоптимальны.

Что же делать?

Рассмотрим для начала один, самый простой, способ оптимизации ВК. Немножко усовершенствуем алгоритм выявления отклонений. В примере с банком введём «жёлтую зону»  в сумме платежа — от 9500 рублей до 10500 рублей. Все платежи меньше 9500 – пролетают автоматом. Те, что больше 10500 – направляются на дополнительную проверку. А в диапазоне от 9500+ до 10500- будем проверять выборочно. Например, кинем монетку, и, если встанет на ребро – проверим:)

Или примем такой алгоритм: будем изменять частоту выборочных проверок от нижней до верхней границы диапазона.  На нижней границе диапазона – (9500+) будем проверять один платёж из 10 (10%), а на верхней (11500-) – 9 из 10 (90%).

Опускаем объёмные расчёты эффективности неоптимизированного и оптимизированного способа контроля (на них можно написать не одну диссертацию), тем более, что по ходу дела возникают некоторые вопросы:

  • Обоснованность выбора диапазона «жёлтой» зоны. Почему, собственно, границы диапазона выбираем от 9500 до 10500, а не от 8700 до 11200, например? Как правильно и почему?
  • Как только у нас появляется «жёлтая» зона, то есть зона «может быть», то у нас появляется два типа ошибок, которыми может закончится анализ платежа, сумма которого находится в жёлтой зоне. Это ошибка первого рода (ложная тревога, false positive), когда мы в отношении платежа принимаем решение начать дополнительную проверку, а на самом деле платёж некриминальный (кто не знает термина «ошибка первого рода», см. тему статистика). В случае ошибки первого рода мы напрасно палим ресурс на проверки. И может быть ещё ошибка второго рода (пропуск цели, false negative) – когда мы пропускаем как нормальный платёж, который на самом деле криминальный. В этом случае наша система контроля просто не выполняет свои функции, пусть и частично. Как снизить шансы получения ошибок и одновременно получить наименьшую стоимость выполнения контроля?
  • Мы использовали самый простой вариант функции частоты выборочной проверки – линейную фунцию, которая на графике изображается прямой. Но, может быть, для разных применений оптимальными являются нелинейные функции?

Ответим на эти вопросы в другое время, а пока двинемся дальше, чтобы успеть очертить главное.

Усложняем задачку. У контрольной процедуры в реальной жизни может быть совсем не один параметр, который мы должны сравнивать с заданным эталоном. Например, при согласовании договора подряда может быть с десяток параметров, которым более-менее должен удовлетворять контрагент. Например, он должен быть компетентным, добросовестным, иметь ресурсы для выполнения работ и т.д. И каждый параметр можно оценить количественно. Например, компетентность оценим как опыт выполнения аналогичных работ в годах.

Что делать, если у контрольной процедуры несколько контролируемых параметров? Какой алгоритм её работы оптимален в этом случае, с точки зрения максимального эффекта при минимальных затратах на её выполнение? Что нам делать при определённых значениях параметров: принять решение, заключить договор или поискать другого подрядчика?

Это было домашнее задание – на подумать. И написать в комментах свои соображения.