Рубрика: Business

Внутренний контроль. Часть 12

Внутренний контроль. Часть 12

«Чем дальше в лес, тем толще партизаны» — говорит народная мудрость. Мы начинаем углубляться в детали моей теории внутреннего контроля, и становится всё труднее в объёме одной странички сказать что-то по существу, не прибегая к специальным терминам и не отсылая к прочтению предыдущих частей. Хочется рассказать всё кратко и просто, но это возможно до определённого уровня упрощения материала.

«Машина едет потому, что внутри сидит дядя и крутит руль». Этот уровень упрощения устраивал нас до 5-летнего возраста. Потом мы узнали, что у машины есть двигатель, коробка передач и сцепление, а некторые дошли и до того, что знают СЖ ГС в цилиндрах, диаметр и ход поршня. Вот и для нас настала пора поговорить о том, что у нашей машины внутреннего контроля есть, кроме руля, ещё и педали. Обещаю, что буду излагать всё как можно более простыми словами на примерах из трех пальцев.

Напомню: наша цель – превратить внутренний контроль из болтологии в реальную профессию и даже науку. Для этого мы должны были сначала узнать основные принципы внутреннего контроля – и мы это сделали. Вплоть до того, что нарисовали принципиальную схему контрольной процедуры. Ну, это как в физике – основные законы. Но только законами в реальной жизни сыт не будешь, например, когда надо рассчитать траекторию полёта конкретного снаряда к конкретной цели. Нужно принимать во внимание много всякой детальной информации: вес снаряда, заряд пороха, и даже направление и скорость ветра.

И сегодня нам придётся перейти к деталям реализации контрольных процедур и их стандартизации – без которой любая профессия останется ремесленничеством.

    В части 2 мы с вами разбирали, из каких структурных элементов состоит контрольная процедура. В самой упрощённой форме она содержит функцию выявления отклонения контролируемого параметра от эталонного значения. Вот о ней сегодня и поговорим.

Как можно выявить это отклонение? Кажется, нет ничего проще — сравнив текущее значение сигнала на входе с эталоном. Например, на входе системы контроля доступа введён код 00001, а наш сверсекретный и свернадёжный пароль — 123456. «00001» не равно «123456», значит, не отпираем вертушку на КПП или не даём доступ к сети. А очень даже наоборот, включаем красную лампочку и зелёный свисток.

Такая логика принятия решения называется дихотомической. В ней есть только два варианта ответа – «да» или «нет», 0 и 1, и т.д. Совпал введённый пароль с эталоном – «да». Не совпал – «нет». Никаких «может быть» не предусмотрено. Так работают большинство контрольных процедур, и сейчас мы покажем, что в этом — один из крупных резервов оптимизации затрат на внутренний контроль.

Это был совсем простой случай. В реальной жизни внутреннего контроля случаи дихотомических переменных случаются редко. Реальный мир – он не цифровой, а аналоговый, если не доходить до уровня атомов и квантовой теории. Да и там толком ещё неизвестно. В любом случае, на нашем практическом уровне внутреннего контроля, многие величины являются аналоговыми. И, кстати, любая их оцифровка приводит к искажению исходной информации.

Вот, например, требуется сравнить фотографию на пропуске с субъектом по имени Володька, после того, как он сбрил усы. Или состарился лет на 10. Или похудел, облысел и ещё месяц беспробудно радовался жизни. Без биоробота «Вахтёр Кузьмич» здесь не обойтись, потому что только он может распознавать изображения с серьёзной степенью искажений. Да, есть ещё софт про «face recognition», который обмануть легче, чем Кузьмича, а стоят такие системы, как сто Кузьмичей.

Пример с распознаванием лица на пропуске приведён только для того, чтобы стало понятно, что одним поразрядным сравнением двух чисел во внутреннем контроле не обойдёшься. И одной микросхемкой компаратора (см.  тему «цифровые автоматы») функцию сравнения не реализуешь.

А вот другой пример, опять же, для наших целей иллюстрации сильно упрощённый. Представим себе гипотетический банк, сильно озабоченный предотвращением всяких незаконных платежей. При этом банк считает, что платежи меньше 10 тыс. рублей риска не несут, а вот большие суммы – должны проверяться по полной. Тогда система банка автоматически одобряет платежи в 9990 р., а платёж в сумме 10005 рублей направляет на дополнительное исследование. Как правило, опять же к биороботу. У которого есть инструкция, по который он производит некоторые дополнительные проверки. Или, если биороботу лень и всё достало, просто кликает «одобрить». Поскольку кликать ему приходится несколько раз в минуту, то надоедает ему всё это достаточно быстро.

В чём тут проблема? В бестолковых затратах на внутренний контроль и низкой его эффективности. Интуитивно понятно, что 10005 не сильно отличается от 9999 — с точки зрения риска проведения нелегального платежа. Но на обработку транзакции суммой 10005 рублей в существующей системе тратится в сто раз больше ресурсов, чем на обработку такой же с суммой 9995 р. – ведь биороботу нужно платить зарплату, содержать его рабочее место, больничные-отпуска всякие, социальные налоги, развлекать на корпоративах и т.д.

Если пример с банком вам не нравится, возьмём пример с согласованием договора. В регламенте согласования договоров написано, что договора с суммой выше 1 млн. рублей выносятся на согласование комитета по закупкам, с целью предотвращения мошенничества. Но наш корпоративный жулик совсем этим не огорчается. Он направляет на согласование договор с суммой 980 т.р. и легко обходит контроль. Жулик, в отличие от контрольной процедуры, понимает, что 980 тыс. почти так же полезны, как 1 млн., но украсть их в тысячу раз проще.

Вывод: четкая грань отсечения «неправильного» сигнала — дихотомические контрольные процедуры — не работают достаточно эффективно. И, к тому же, экономически неоптимальны.

Что же делать?

Рассмотрим для начала один, самый простой, способ оптимизации ВК. Немножко усовершенствуем алгоритм выявления отклонений. В примере с банком введём «жёлтую зону»  в сумме платежа — от 9500 рублей до 10500 рублей. Все платежи меньше 9500 – пролетают автоматом. Те, что больше 10500 – направляются на дополнительную проверку. А в диапазоне от 9500+ до 10500- будем проверять выборочно. Например, кинем монетку, и, если встанет на ребро – проверим:)

Или примем такой алгоритм: будем изменять частоту выборочных проверок от нижней до верхней границы диапазона.  На нижней границе диапазона – (9500+) будем проверять один платёж из 10 (10%), а на верхней (11500-) – 9 из 10 (90%).

Опускаем объёмные расчёты эффективности неоптимизированного и оптимизированного способа контроля (на них можно написать не одну диссертацию), тем более, что по ходу дела возникают некоторые вопросы:

  • Обоснованность выбора диапазона «жёлтой» зоны. Почему, собственно, границы диапазона выбираем от 9500 до 10500, а не от 8700 до 11200, например? Как правильно и почему?
  • Как только у нас появляется «жёлтая» зона, то есть зона «может быть», то у нас появляется два типа ошибок, которыми может закончится анализ платежа, сумма которого находится в жёлтой зоне. Это ошибка первого рода (ложная тревога, false positive), когда мы в отношении платежа принимаем решение начать дополнительную проверку, а на самом деле платёж некриминальный (кто не знает термина «ошибка первого рода», см. тему статистика). В случае ошибки первого рода мы напрасно палим ресурс на проверки. И может быть ещё ошибка второго рода (пропуск цели, false negative) – когда мы пропускаем как нормальный платёж, который на самом деле криминальный. В этом случае наша система контроля просто не выполняет свои функции, пусть и частично. Как снизить шансы получения ошибок и одновременно получить наименьшую стоимость выполнения контроля?
  • Мы использовали самый простой вариант функции частоты выборочной проверки – линейную фунцию, которая на графике изображается прямой. Но, может быть, для разных применений оптимальными являются нелинейные функции?

Ответим на эти вопросы в другое время, а пока двинемся дальше, чтобы успеть очертить главное.

Усложняем задачку. У контрольной процедуры в реальной жизни может быть совсем не один параметр, который мы должны сравнивать с заданным эталоном. Например, при согласовании договора подряда может быть с десяток параметров, которым более-менее должен удовлетворять контрагент. Например, он должен быть компетентным, добросовестным, иметь ресурсы для выполнения работ и т.д. И каждый параметр можно оценить количественно. Например, компетентность оценим как опыт выполнения аналогичных работ в годах.

Что делать, если у контрольной процедуры несколько контролируемых параметров? Какой алгоритм её работы оптимален в этом случае, с точки зрения максимального эффекта при минимальных затратах на её выполнение? Что нам делать при определённых значениях параметров: принять решение, заключить договор или поискать другого подрядчика?

Это было домашнее задание – на подумать. И написать в комментах свои соображения.

Жопа есть, а слова нет

Жопа есть, а слова нет

 

Интересная история получается со словосочетанием «искусственный интеллект». Подразумевается, из названия, что это тот же самый интеллект, что и у человека, но только искусственный. Как говорится, халатик совсем как тот, но с перламутровыми пуговицами. И многие, кто не в курсе деталей, верят.

Расскажу неочевидное, чему не учат в школе и о чём умалчивают, когда навешивают нам на уши новости о чудесных успехах «искусственного интеллекта». Те примитивные модельки перцептрона, которые кодируются с разными вариантами в софте, гордо называются «нейронными сетями» и выдаются за ИИ, имеют к настоящему интеллекту такое же отношение, как тряпичная кукла вуду к живому человеку. Да, есть ручки и ножки, и даже первичные половые признаки могут быть. Но надо иметь умственное развитие и образование, как у дикарей западной Африки, чтобы поверить в результативность ритуала вуду или интеллект этого софта. Поэтому верующие в интеллект Алёхи или Алисы, а также другие куклы вуду «искусственного интеллекта» могут вполне успешно верить и в тамагочи, и в железного дровосека. И главное, с тем же результатом.

Поскольку название «искусственный интеллект» совершенно не отражает содержание нашей «куклы вуду», то складывается ситуация как в песне  (слушать здесь) – когда некий предмет есть, а слова для него нету.

Предлагаю таки всем заинтересованным лицам закончить трахать мозг почтенной публике, и назвать «куклу вуду»  правильным термином «псевдоискусственный интеллект», или сокращенно ПИ. К тому же, если к этой аббревиатуре добавить многоточие или четыре буквы, то название будет наиболее точно отражать содержание. И при желании выпучиться перед начальством, написав пару тысяч строк кода, надо будет просто сказать: «мы тут такой ПИ забабахали». И всё будет сразу понятно.

Итак, чем же интеллект отличается от ПИ…. ? Вкратце, в двух словах.

Во-первых, в мозге человека порядка 80 миллиардов нейронов, каждый из которых связан с другими нейронами так называемыми синапсами, количество которых у каждого нейрона может достигать 100000 (прописью: сто тысяч). Сколько всего получается? Это ж бешеное количество. Создать такую структуру на современном уровне технологий невозможно. Сравните, насколько примитивны самые крутые многопроцессорные машины – всего десятки тысяч процессоров.

Во-вторых, эти связи постоянно образуются и разрушаются, усиливаются и ослабляются, проводя сигналы. И делают всё это параллельно. Скорость  каждого отдельного изменения небольшая (доли секунды), но за счёт того, что их безумно много и работает это всё параллельно, общая скорость изменений колоссальна. Энергозатраты мозга составляют до 25% и более от общих энергозатрат человека, в пиковых режимах мышления. Эффективность системы также недостижима – для срабатывания связи достаточно несколько молекул нейромедиатора. Будущие поколения компьютеров, уверен, будут основаны на биотехнологиях.

В-третьих, работа мозга управляется черезвычайно сложной гормональной системой, которая вырабатывает более 30 разных видов химикатов под воздействием внешних сигналов, а эти химикаты влияют на то, как нейроны, синапсы и астроциты работают. Получается бесконечное количество непредсказуемых комбинаций состояний и сигналов, которые до конца ещё не изучены. А точнее сказать, вообще толком не изучены.

В-четвёртых, и это самое главное, в результате воздействия внешних сигналов, работы и сбоев гормональной системы, накопленного опыта и кучи других факторов образуются случайные связи между ранее несвязанными группами нейронов и генерируются так называемые новые идеи. Наступает озарение, и открываются всякие законы, изобретаются механизмы, способы и так далее.

Всего этого перечисленного в п.п. 1-4 выше ПИ лишён по определению его конструкции. Максимум, что он может – запоминать и потом вспоминать. И забывать ненужное.

Свойство настоящего интеллекта номер 4 особенно принципиально для того, чтобы отличать его от ПИ. Если ваш ПИ умеет только находить уже известную информацию по ключевым словам, то, сами понимаете, это полный ПИ. Ни один ПИ ещё никогда ничего не изобрел, к сожалению. Или к счастью. Потому что многое из того, что изобрёл человек, лучше бы он этого не делал. Боюсь я, что если всё-таки реальный искусственный интеллект будет создан, то наизобретает он такого, что мало всяким сапиенсам не покажется. Впрочем, об этом я уже писал вот тут.

Мораль сей басни проста:

  • не применяйте ПИ для сколько-нибудь важных решений в жизни общества. Иначе полный ПИ неизбежен.
  • Когда вы слышите, что кто-то хвалится, что разрабатывает «искусственный интеллект» (не ПИ), и свято верит в это, пошлите ему эту статью. А его самого – в начальную школу.

Реклама по ходу дела:

    Скоро будет очень интересный вебинар по управлению рисками, ведёт Алексей Сидоренко. Подробнее

 

 

 

После бала, после бала, после бала…

После бала, после бала, после бала…

Всегда аудитория из России занимает первое место по количеству просмотров моего сайта. Что естественно, потому что сайт на русском языке. Сегодня утром, после вчерашней победы в футболе, Россия резко скатилась в рейтинге просмотров — уступив место Украине, и даже Литве…. По инсайдерской информации, народ вчера праздновал. Вот как по количеству посещений сайта можно определять значимые события в жизни нации:)

Можно сделать несколько интересных предположений и выводов.

Если производительность труда в России сегодня, 2 июля, изменилась также, как посещаемость моего сайта, то сегодня она составляет не более 5% от обычной:)

Организм сапиенса устроен так, что на следующий день после праздика души (алкогольной интоксикации) отключает неокортекс (это такая часть мозга, которая приспособлена для размышлений). Вспомните то прекрасное состояние «где я? кто я?» Лучше  классика не скажешь:

«Если бы в следующее утро Степе Лиходееву сказали бы так: «Степа! Тебя расстреляют, если ты сию минуту не встанешь!» — Степа ответил бы томным, чуть слышным голосом: «Расстреливайте, делайте со мною, что хотите, но я не встану».

     Не то что встать, — ему казалось, что он не может открыть глаз, потому что, если он только это сделает, сверкнет молния и   голову его тут же разнесет на куски. В   этой голове гудел тяжелый колокол, между глазными яблоками и закрытыми веками проплывали коричневые пятна с огненно-зеленым ободком, и в довершение всего тошнило, причем казалось, что тошнота эта связана со звуками какого-то назойливого патефона.» (Булгаков, Мастер и Маргарита, гл.7)

Короче говоря, неокортекс  ушёл в отключку, оставив лимбическую систему и рептильный мозг отдуваться за всё на работе. Поэтому я не стал бы покупать автомобиль, сделанный в России 2 июля или запускать собранную в этот день ракету. Отдельные болты могут быть загнаны куда надо кувалдометром, а провода и разъёмы припаяны совсем не туда и не тем концом. Что взять с рептилии?

А ещё в этот день легко и радостно будет работать социальным инженерам и злобным хакерам. Лимбический мозг в одиночку, без помощи критического мышления неокортекса, будет реагировать на уровне первичных инстинктов: хватательно, питательного, размножения и так далее. Это к вопросу о триггерах риска и риск-менеджменте.

И если вы дочитали до этого места именно сегодня, 02.07.2018, не позже 16:00 по московскому времени — вы, несомненно, заслуживаете награды. Ваш неокортекс не ушёл в отпуск, несмотря на наличие уважительной причины. Срочно напишите мне (info@acfe-rus.com), и первый, кто это сделает, получит приглашение на бесплатное (то есть совершенно даром) участие в нашей ежегодной конференции по противодействию хищениям в бизнесе.

Дополнение. 03.07.2018. Похоже, моя гипотеза о прямой связью между футболом и трудовой активностью оказалась правильной. Сегодня я в славном городе Брюссель ожидал три гарантированных доставки — две от Amazona через TaxiPost и одну из Германии через UPS. Часов в пять вечера получаю сообщение от Амазона — доставки будут завтра. Без объяснения причин. Захожу на сайт UPS — то же самое. Правда, есть невнятное объяснение — в связи с поздним прибытием грузовика.

Теряюсь в догадках, чешу репу. И вдруг осеняет — вчера ж сборная Бельгии победила сборную Японии. Понятно, что после такой радости никому в Бельгии уже не до доставки каких-то сраных посылок… Лишь бы на радостях совсем не потеряли…

Дополнение 11.07.2018 Цитата: «Высшее руководство Бельгии показало президенту США, что чемпионат мира по футболу важнее любых политических встреч.

В военном аэропорту Брюсселя, куда приземлился американский борт номер один, президента США встретила лишь глава протокольной службы бельгийского МИД Франсуаза Гюстен и американский посол в Бельгии.

Встреча не заняла даже двух минут. Трамп вместе с супругой Меланией сошли с трапа самолета, обменялись с Гюстен рукопожатиями и на бронированном лимузине в сопровождении полицейского кортежа отправились в гостиницу.

Где же было руководство Бельгии? Ответ простой – на футболе. Король Филипп и королева Матильда, а также глава МИД Бельгии Дидье Райндерс присутствовали в ВИП-ложе стадиона в Санкт-Петербурге, где сборная их страны в полуфинале чемпионата мира билась с французами.

Что касается Шарля Мишеля, то бельгийский премьер встрече Трампа предпочел находиться в фан-зоне вместе с болельщиками в городе Брен-ле-Конт. Не на каждом чемпионате мира сборная Бельгии выходит в полуфинал, и упустить такой шанс посмотреть матч с фанатами было бы грешно.

Респект!

 

 

 

Новый раздел: корпоративное мошенничество

Новый раздел: корпоративное мошенничество

Поздравляю: на этом сайте появился новый раздел: «Корпоративное мошенничество».

Этот раздел посвящён достижениям всем известных компаний в области корпоративного мошенничества. Я уже лет 10 отслеживаю все материалы о мошенничестве типа Дизельгейта Фольксвагена, Олимпуса, Apple с их умышленным замедлением старых смартфонов и так далее. Но, чтобы сохранить их подвиги на ниве мошенничества для истории и любознательного читателя, решил создать раздел на этом сайте, в котором еженедельно отмечать победителя, достигшего самых громких результатов за прошедшую неделю. А то как-то быстро они исчезают из интернетов, эти описания подвигов наших славных корпораций.

Так сказать, переходящий вымпел передовика в области наё… потребителя. Кстати, за всю историю моих метеорологических наблюдений в корпоративном мошенничестве не были замечены только две компании — Сони и Амазон. Из крупняка. Что само по себе — феноменальное явление природы. Но, может быть, как в песне — «лучшее, конечно, впереди»?

В общем, кому интересно — сюда.

Пенсионная реформа

Пенсионная реформа

У разных народов исторически были разные пенсионные системы. Стариков убивали (Германия), сбрасывали со скалы (Кавказ), отводили в лес, в пустыню, в пещеру, оставляли зимой в нетопленой избе, топили в воде. Эффективность тогдашней пенсионной системы впечатляет, и нам ещё есть куда стремиться.

Цитата из гениального произведения:

«После того, как копыто зажило, Боксер еще с большим пылом взялся за работу. Правда, в тот год все работали как рабы, из последних сил. Кроме обычной работы на ферме и восстановления мельницы, в марте началось строительство школы. Порой изнурительная работа и скудный рацион становились непереносимыми, но Боксер никогда не падал духом. Ни его слова, ни действия не позволяли считать, что силы его на исходе. Несколько изменился лишь его внешний вид: шерсть не сияла так, как раньше, а огромные мускулы стали чуть дряблыми. Кое-кто говорил, что, как только появится первая травка, Боксер воспрянет, но весна пришла, а Боксер оставался в прежнем состоянии.

Порой, когда на склоне, ведущем к каменоломне, он напрягал все мускулы, пытаясь противостоять весу огромного камня, казалось, что его держит на ногах только огромная сила воли. И в эти минуты губы его складывались, чтобы произнести слова: «Я буду работать еще больше», но у него уже не было сил произнести их. Не раз Бенджамин и Кловер предупреждали его, что он должен подумать о своем здоровье, но Боксер не обращал внимания на эти слова. Настало и его двенадцатилетие. Но он решил не уходить на отдых, пока не соберет достаточно материала для восстановления мельницы.

Но как-то летним вечером по ферме разнесся слух, что с Боксером что-то случилось. Вроде бы он свалился, когда в одиночестве тащил камень к мельнице. К сожалению, слух оказался справедлив. Через несколько минут прилетели два голубя с новостью: «Боксер упал! Он лежит на боку и не может подняться!»

Чуть ли не половина животных бросилась к холмику, на котором стояла мельница. Здесь, вытянув шею и не в силах даже поднять головы, между оглобель лежал Боксер. Глаза его остекленели, бока лоснились от пота. Изо рта текла тонкая струйка крови. Кловер стала рядом с ним на колени. — Боксер! — Закричала она. — Что с тобой?

— Легкие, — сказал Боксер слабым голосом. — Но это пустяки. Думаю, вы сможете закончить мельницу и без меня. Я натащил здоровую кучу камней. Мне не хватило одного месяца. Говоря по правде, я уже ждал отдыха. И, возможно, поскольку Бенджамин уже в годах, ему позволят уйти на отдых вместе со мной.

— Нам нужна помощь, — сказала Кловер. — Бегите кто-нибудь к Визгуну и скажите ему, что случилось.

Все опрометью бросились на ферму сообщить новость Визгуну. Остались только Кловер и Бенджамин, который молча лег рядом с Боксером, чтобы отгонять оводов своим длинным хвостом. Через пятнадцать минут появился полный сочувствия Визгун и принес свои соболезнования. Он сказал, что товарищ Наполеон с глубоким сожалением принял известие о несчастье, постигшем одного из лучших тружеников фермы и уже отдал распоряжение поместить Боксера в лучшую лечебницу Уиллингдона. Это несколько смутило животных. Кроме Молли и Сноуболла никто из них не покидал фермы, и они не хотели думать, что их больной товарищ окажется в руках людей. Но Визгун легко объяснил им, что ветеринар в Уиллингдоне поставит Боксера на ноги быстрее и успешнее, чем это удастся сделать на ферме. Примерно через полчаса, когда Боксер чуть оправился, он с трудом встал на ноги и дополз до своего стойла, в котором Кловер и Бенджамин уже приготовили для него свежую подстилку.

Последующие два дня Боксер оставался на месте. Свиньи прислали большую бутыль с лекарством розового цвета, которую они нашли в ванной комнате, и Кловер давала его Боксеру дважды в день после еды. Вечерами, лежа в своем стойле, она беседовала с Боксером, пока Бенджамин отгонял оводов. Боксер старался убедить ее, что не надо принимать близко к сердцу все случившееся. Он как следует отдохнет, и впереди его ждут еще три года, которые он проведет в покое и довольстве на краю большого пастбища. В первый раз у него с избытком будет времени для учебы и развития своих способностей. Он решил, сказал Боксер, провести остаток жизни, изучая остальные двадцать две буквы алфавита.

Но все же Бенджамин и Кловер проводили с Боксером время лишь после работы, и когда в середине дня за ним прибыл фургон, все были на полях, под присмотром свиней пропалывая свеклу. Животные были очень удивлены, увидев, как со стороны фермы галопом мчится Бенджамин, крича не своим голосом. В первый раз они увидели Бенджамина взволнованным, не говоря уже о том, что его никто не видел в такой спешке. «Скорее, скорее! — Кричал он. — Все сюда! Они забирают Боксера!» Не ожидая распоряжений от свиней, все бросили работу и помчались к ферме. Действительно, во дворе стоял крытый фургон, запряженный двумя лошадьми. На стенке фургона было что-то написано, а на облучке сидел жуликоватый человечек в низко нахлобученной шляпе. Стойло Боксера было пусто.

Животные обступили фургон. «До свидания, Боксер! — Хором кричали они. — До свиданья!» — Дураки! Дураки! — Заорал Бенджамин, расталкивая их и в отчаянии роя землю своими копытцами. — Идиоты! Разве вы не видите, что написано на фургоне?

Животные прислушались, а затем наступило молчание. Мюриель начала складывать буквы в слова. Но Бенджамин оттолкнул ее и среди мертвого молчания прочел: «Альфред Симмонс. Скотобойня и мыловарня. Торговля шкурами, костями и мясом. Корм для собак». Не понимаете, что это значит? Они продали Боксера на живодерню!

Крик ужаса вырвался у всех животных. В эту минуту мужчина на облучке хлестнул лошадей, и фургон медленно двинулся по двору. Рыдая, животные сопровождали его. Кловер приложила все силы и настигла его. «Боксер! — Закричала она. — Боксер! Боксер! Боксер!» И в эту минуту, словно слыша что-то в окружающем шуме, из заднего окошечка фургона показалась физиономия Боксера с белой полосой поперек морды. — Боксер! — Закричала Кловер страшным голосом. — Боксер! Прыгай! Скорее! Они везут тебя на смерть!

Все животные подняли крик: «Прыгай, Боксер, прыгай!» Но фургон уже набрал скорость и оторвался от них. Осталось неясным, понял ли Боксер, что ему хотела сказать Кловер. Но он исчез из заднего окошечка, и внутри фургона раздался грохот копыт. Боксер пытался вырваться на свободу. Были мгновения, когда казалось — еще несколько ударов, и под копытами Боксера фургон разлетится в щепки. Но увы! — Силы уже покинули его, и звук копыт с каждым мгновением становился все слабее, пока окончательно не смолк. В отчаянии животные попытались обратиться к двум лошадям, тащившим фургон. «Товарищи! Товарищи! — Кричали они. — Вы же везете на смерть своего брата!» Но тупые создания, слишком равнодушные, чтобы понять происходящее, лишь прижали уши и ускорили шаг. Боксер больше не появлялся в окошечке. Слишком поздно спохватились животные, что можно было помчаться вперед и запереть ворота. Фургон уже миновал их и быстро исчез за поворотом дороги. Никто больше не видел Боксера.

Через три дня было объявлено, что он умер в госпитале Уиллингдона, несмотря на все усилия, которые прилагались для спасения его жизни. Визгун явился рассказать всем об этом. Он был, по его словам, рядом с Боксером в его последние часы.

— Это было самое волнующее зрелище, которое я когда-либо видел, — сказал Визгун, вздымая хвостик и вытирая слезы. — Я был у его ложа до последней минуты. И в конце, когда у него уже не было сил говорить, он прошептал мне на ухо, что единственное, о чем он печалится, уходя от нас, — это неоконченная мельница. «Вперед, товарищи! — Прошептал он. — Вперед во имя восстания. Да здравствует скотский хутор! Да здравствует товарищ Наполеон! Наполеон всегда прав».

Таковы были его последние слова, товарищи. После этого сообщения настроение Визгуна резко изменилось. Он замолчал и подозрительно огляделся, прежде чем снова начать речь.

До него дошли, сказал он, те глупые и злобные слухи, которые распространялись во время отъезда Боксера. Кое-кто обратил внимание, что на фургоне, отвозившем Боксера, было написано «Скотобойня» и с неоправданной поспешностью сделал вывод, что Боксера отправляют к живодеру. Просто невероятно, сказал Визгун, что среди нас могут быть такие легковерные паникеры. Неужели, — вскричал он, вертя хвостиком и суетясь из стороны в сторону, — неужели они разбираются в делах лучше их обожаемого вождя, товарища Наполеона? А на самом деле объяснение значительно проще. В свое время фургон действительно принадлежал скотобойне, а потом его купила ветеринарная больница, которая еще не успела закрасить старую надпись. Вот откуда и возникло недоразумение.

Слушая это, животные испытали огромное облегчение. А когда Визгун приступил к подробному описанию того, как на своем ложе отходил Боксер, об огромной заботе, которой он был окружен, о дорогих лекарствах, за которые Наполеон, не задумываясь, выкладывал деньги, у них исчезли последние сомнения, и печаль из-за того, что они расстались со своим товарищем, уступила место мыслям, что он умер счастливым.

Наполеон сам лично явился на встречу в следующее воскресенье и произнес краткую речь в честь Боксера. К сожалению, сказал он, невозможно захоронить на ферме останки нашего товарища, но он уже приказал сплести большой лавровый венок и возложить его на могилу Боксера. Через несколько дней свиньи предполагают устроить банкет в честь Боксера. Наполеон закончил свое выступление напоминанием о двух фразах Боксера: «Я буду работать еще больше» и «Товарищ Наполеон всегда прав». Эти слова, сказал он, каждый должен воспринять до глубины души, как свои cобственные.

В день, назначенный для банкета, из Уиллингдона приехал фургон лавочника и доставил на ферму большой деревянный ящик. Ночью с фермы раздавались звуки нестройного пения, которые перешли в нечто, напоминающее жестокую драку и около одиннадцати завершились звоном разбитого стекла. До полудня следующего дня никто не показывался во дворе фермы, и ходили упорные слухи, что свиньи откуда-то раздобыли деньги, на которые было куплено виски

Конец цитаты. Джордж Оруэлл «Скотный двор».

«Свиньи откуда-то раздобыли деньги, на которые было куплено виски». Это всё, что вам нужно знать о пенсионной реформе. Только не забудьте заменить «свиньи» на «чиновники», а «виски» на «особняки на Лазурном берегу».

Дополнение.

Немного фактов (источник). «Но чтобы избежать «отката назад» и сохранить период жизни на пенсии на уровне 1965 года, ожидаемая продолжительность жизни мужчин, достигших 65 лет, должна увеличиться как минимум на 2,2 года к 2028-му, утверждает Вишневский. Для того же, чтобы не уменьшилось время пребывания на пенсии по сравнению с нынешним, прирост продолжительности жизни 65-летних мужчин в ближайшие десять лет должен быть на уровне 2,7 года. «Это очень непросто, учитывая, что за предыдущие 50 лет он достиг всего 0,7 года», — пишет автор. Прирост продолжительности жизни 63-летних женщин должен быть еще большим, отмечает он.»

Александр Криони

Александр Криони

Новое поступление в библиотеку экспертов. Рад вам представить: Александр Криони, лучший в России частный детектив. Настоящий, с лицензией. И не только с лицензией — он создал агентство, которое уже много лет успешно растёт и развивается. Что в наше время в нашей профессии рассматривается как паранормальное явление.

Подробнее: сюда.

Риски, которые управляют людьми

Риски, которые управляют людьми

Риск-менеджер управляет рисками… Слышал бы это один известный персонаж Булгакова:

«- Виноват, — мягко отозвался неизвестный, — для того, чтобы управлять, нужно, как-никак, иметь точный план на некоторый, хоть сколько-нибудь приличный срок. Позвольте же вас спросить, как же может управлять человек, если он не только лишен возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет, скажем, в тысячу, но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день?»

Мы обычно считаем, что риск-менеджер управляет рисками. Позвольте кинуть маленький камешек в это прекрасно устоявшееся и цветущее кувшинками болотце:)

В прошлый раз я писал о том, что только небольшое количество рисков можно оценивать статистически (пост «Танцы с бубном: статистика в оценке рисков» от 3.11.2015). Что же делать и как выявлять и оценивать остальные?

В общем случае риски можно классифицировать так:

  1. Событие риска произошло, мы о нем знаем. Оно имеет статистически значимое число повторений и все события могут считаться однородными. Кроме того, в будущем закон распределения событий не изменится. В этом случае все ясно — берем статистику и работаем с ней. Одна печаль — таких рисков в жизни ноль целых фиг десятых.

1А. Событие риска произошло, и даже не один раз, мы всё о них знаем, но применение статистики невозможно — одно из условий в п.1 не выполняется (см. выше).

  1. Событие риска еще не произошло, но мы его ожидаем. Вопрос: когда и в каком размере нас постигнет сиё.
  2. Мы не знаем, произошло ли событие риска — оно могло произойти, а могло и нет. Пример: риск хищений в организации. Мы не знаем, сколько хищений произошло всего — знаем только о тех, которые нам удалось раскрыть. Сколько осталось нераскрытыми — вопрос.
  3. Мы вообще ничего не знаем о риске. Ну просто не думаем о нем, и все.

Кстати, последняя ситуация самая интересная. О ней и поговорим.

Вы замечали, что риски порой выскакивают, как чертик из табакерки? Отдел риск-менеджмента трудится, опрашивает менеджмент, проводит сессии оценки рисков, составляет «карту рисков» (так обычно называется убогая табличка, раскрашенная в три цвета семафора). Перечень основных рисков в результате многочасовых прений советов-комитетов-правлений наконец утверждается. Все вытирают пот со лба, выписывают друг другу премии, награждают званиями лучших риск-менеджеров всех времен и народов.

И вдруг, через полгодика, а то и через пару месяцев — хрясь! — происходит то, что ни в каком реестре рисков даже рядом не стояло. Мне лично нравится история Barings Bank. Вон Юкос тоже красиво навернулся. Да тысячи их… И случается такая пакость весьма регулярно, как показывает современная история бизнеса.

Далее обычно следует разбор полётов, разочарованные собственники резко сокращают поголовье риск-менеджеров. Но проходит пара лет, и опять – бумс! — риск, о котором никто не думал-не гадал, обрушивает очередной образцово-показательный, как Фольксваген, бизнес.

Прямо-таки эмпирическая зависимость просматривается — чем больше компания кричит о своих успехах в области управления рисками, тем ближе её конец;)

Но вопрос по существу проблемы:

Как управлять рисками, о которых мы ничего не знаем?

Начнем с того, что их надо выявить. Как мы уже говорили ранее (пост «Да что вы знаете о риске» от 20.10.15), управлять известными рисками — задачка несложная, главное — выявить, чем управлять.

Впрочем, выражение «выявить риски» — строго говоря, неправильное. Чего их выявлять? Рисков вокруг нас всегда бесчисленное множество. Просто взять бумажечку и записать их перечень — и то не получится, бумажечков не хватит. В любой момент, строго говоря, может произойти что угодно. Например, всегда существует риск того, что в комнате, где вы сейчас сидите, упадет потолок.

Вы же не рассматриваете всерьез этот риск? Хотя интуитивно понимаете, что величина риска разная в случае здания, построенного компанией Skanska или безвестными зодчими из ближнего зарубежья. Давайте на этом всем понятном примере и порассуждаем.

Качество строительных работ — важный фактор риска. Но не меньшее влияние имеет качество проекта (это намек на аквапарк) и еще куча факторов, о которых мы даже не задумываемся. Например, даже здание, построенное даже Skanska, не устоит, если рядом с ним вырыть большой котлован и еще залить его водой.

Котлован — еще один фактор риска, несколько неожиданный для нас в данном случае. Нетипичный, можно сказать, но определяющий для данного случая для оценки величины риска. Риск из незначительного становится огромным, как только мы узнаем о существовании данного фактора. Это пример того, как знание нового факта, который по совместительству является фактором риска, меняет нашу оценку риска.

Никогда мы не знаем все действующие на риск факторы. Кстати, велик риск того, что мы их так никогда и не узнаем.

Вернемся к нашему примеру с домом: как же узнать о существовании данного фактора? Ответ самый простой — а пойти и осмотреть объект, что называется, глазками;) А еще я люблю поговорить с людьми — они знают все, даже то, чего нет ни в какой информационной системе. Впрочем, методы сбора, проверки и анализа информации — тема совершенно отдельная. Может быть, про это поговорим в другой раз. Для начала рекомендую прочитать мой пост «С чего начинается… интеллидженс?» от 23.09.15. Но перейдем к выводам.

Вывод 1. Обобщая, можно сказать, что только сбор разнообразной информации об объекте риска и правильный её анализ позволят нам выявить значимые факторы риска и оценить риск.

Двигаемся далее. Факторов риска, для каждого риска, существует сколько угодно. Температура в кабинете может влиять на настроение начальника. Но является ли этот фактор определяющим? Не все факторы риска значимые, то есть не все приводят в нашем конкретном случае к реализации риска. Поэтому встает вопрос об оценке величине влияния фактора риска.

В нашем случае — с вырытым у стены дома котлованом. Кто вырыл (уж не те ли самые зодчие?), зачем вырыл, какой грунт в этом месте, укреплены ли стенки котлована, согласован ли проект и прошел ли нормальную экспертизу — все эти вопросы надо задать и ответы на них найти. Только после этого мы сможем оценить силу данного фактора для риска обрушения дома.

Принципиально сила влияния фактора риска может быть оценена только двумя способами:

Способ 1: В соответствии известными нам законами природы (то есть мы опираемся на закономерности, известные нам теоретически, и делаем логическое заключение на основе известных фактов и теории); Например, мы знаем, что здание, построенное на мягком и болотистом грунте, легко сползёт в выкопанную рядом яму большой глубины. Это следует из законов физики.

Способ 2: В соответствии с нашим личным опытом или другим известным нам опытом (если мы много раз видели, чем это заканчивается). Например, мы знаем, что проведение нормальной экспертизы проекта строительных работ снижает риск обрушения. Также из опыта мы знаем, что в России нормальная экспертиза — явление не более частое, чем северное сияние.

И мы опять понимаем, что для оценки значимости фактора риска нам придётся собирать и обрабатывать информацию. Поэтому я всегда говорю, что оценка рисков — не что иное как, и не более чем — интеллидженс.

А теперь эксклюзив, который прочитать нигде больше нельзя. Несколько личных правил по оценке рисков. Работает. Если будете использовать — просьба ссылаться на меня лично.

Правило 1. Чаще всего риск оценивается по трем — пяти самым значимым факторам. Все остальные факторы — не значимы. Наличие 25 факторов примерно равной силы крайне подозрительно.

Правило 2. Величина риска имеет экспоненциальную зависимость от количества и силы действующих факторов риска по основанию натурального логарифма. Формулу расскажу потом. Может быть. Если кто-то захочет, конечно:)

Правило 3. Ищи факторы риска до тех пор, пока не будет выполняться одно из двух условий: 1) ресурсы, отведенные на поиск, исчерпаны; 2) найден один или несколько факторов риска с вероятностью в сумме 0.98 и более. В результате оценки рисков будут получены: 1) перечень N наиболее значимых факторов риска; 2) величина риска при действии каждого из факторов или любой их совокупности; 3) информация о том, было ли исследование ограничено доступными ресурсами

Ну как, хорошо пошло? Ничего, завтра пятница!