Их нравы.

Их нравы.

Воскресное чтение.

В пору моего детства в газетах под этой рубрикой печатались статеечки о жизни в кап странах. И чисто по случайному стечению обстоятельств всегда в них выходило так, что их нравы – бесчеловечные, жестокие. Из этих статей становилось ясно, что трудящиеся в странах капитализма живут преимущественно под мостом, питаются отбросами и мечтают о светлом будущем в форме коммунизма, а на худой конец – развитого социализма. Под руководством… ну дольше всё понятно.

Прочитав очередную Правду, старшее поколение взмахивало руками, крестилось само и крестило портрет Брежнева на стене, желая ему долго и систематически руководить строительством коммунизма. Отсутствие продуктов в магазинах воспринималось на фоне таких ужасов как незначительное неудобство.

У меня же по причине малолетства статьи вызывали лёгкое недоумение, почему при такой плохой жизни там никак не произойдёт революция. Вот недотёпы! Ну и пусть тогда живут себе под мостом.

Позже, уже в техникуме, недоумение вызвала наша математичка. Не знаю, по какой прихоти судьбы профсоюз наградил её турпутёвкой в Швецию. И это во времена, когда поездка в кап страну разрешалась по особому персональному дозволению партии. После поездки она реально съехала и ни о чём другом больше говорить не могла. Мы, малолетние придурки, просекли фишку, и через пять минут после начала урока наивно спрашивали: “а как у них там ходют бабы – в панталонах али без?”. Глаза её закатывались, и наступал тетеревиный ток. Про математику никто больше в этот раз не вспоминал. Если кратко, то главным её впечатлением на старости лет стало то, что строили социализм мы, а почему-то, построили они. Это не смогло уложиться в её стерилизованном мозге и дало осложнения. В результате математики я не знал.

Но зараза не пропала даром. Стал читать книжки, окромя школьной программы, чтобы как-то и что-то узнать, что там за горизонтом. Что было непросто. Рыба в Каме была, а вот книжек Пристли в библиотеке, например, не было. Но библиотекари библиотеки им. Ленина (а кого же ещё?) умилялись на шкета, который каждый день приходил и чего-то там рыл на пыльных полках. И тайком давали мне почитать то, что не рекомендовалось читать лицам с неустойчивой моралью строителя коммунизма. Так было прочитано много до дыр протёртых излохмаченных книг, которые не числились в официальных фондах.

Потом, на утверждении моей кандидатуры в обкоме партии, когда меня спросили строгим голосом: – а кто ваш любимый писатель? Вместо «А.М.Горький» я сказал «Марк Твен», и председатель комиссии поперхнулся. – И какие же вы знаете его произведения? – язвительно спросили меня. Подразумевалось, что дальше Тома Сойера дело не пойдёт. Я перечислил десяток произведений, о существовании которых члены комиссии не подозревали. Повисла напряжённая тишина.

Чтобы разрядить обстановочку, меня спросили про события в Иране. Чеслово, никогда этим Ираном и вообще политикой не интересовался, поэтому выдал стандартное, из передовиц: – империалисты бряцают оружием…

Комиссия повеселела. Оказалось, в Иране только что произошла революция и теперь там будут строить социализм. Радостно повозив меня носом по столу за политическую неграмотность, комиссия пришла к выводу: годен. Как понимаю сейчас, как раз то, что я не интересовался политикой, перекрыло негатив от шибкой грамотности и начитанности. Ну, мало ли у кого каких причуд. Вот у этого – книжки читать.

В память о детстве, меня постоянно преследует желание написать про «их нравы». Это как бы должок перед незабвенной учительницей математики, которая так и не смогла научить меня сей науке.

Итак, сегодня суббота, и в солнечный осенний денёк поехал покататься по городу на велосипеде. И вот наткнулся на местную уличную ярмарку. Каждый район города устраивает её хотя бы раз в году, поэтому каждую субботу где-нибудь она есть. Прямо на улицах, закрытых по этому случаю для машин.

Я сказал – ярмарка? Это неправильно. Это прежде всего место встречи соседей, приятного времяпровождения, общения и игр детей, там есть и что перекусить. Люди приходят не только продать старые вещи, но и просто пообщаться, на других посмотреть, себя показать. На брокантах совершенно особенная атмосфера, как будто здесь собрались давно знакомые люди. Здесь нормально обратиться к любому с любым вопросом. Сюда можно приходить просто, чтобы насладиться атмосферой человеческого общения.

Вот детки продают свои игрушки, из которых выросли. Кто же лучше всех расскажет, как можно ими играть? И продавцу, и покупателям неважно, сколько и почём у них купят. Продавец лет 10 от роду увлечённо вещает, как Трамп с трибуны ООН, а благодарные слушатели обступили его со всех сторон.

Вот многоопытный старичок, выбрав заранее лучшее местечко на солнышке, разложил свои антикварные сокровища. Каждое – по три рубля. По пять – ну если очень большие. А ведь среди них попадаются действительно ценные вещи. Вот как бывает – умирают старики, их вещи выставляют на улицу, и кто хочет, разбирает. Потом всё это оказывается на брокантах, в том числе попадаются и произведения искусства, которым продавец цену не знает.

Местная музыкальная банда неплохо имитирует песни из популярных фильмов. Старается. Приятно послушать.

Вот детки катаются с надувных горок. Задарма. Местная коммуна оплатила банкет.

Здесь, чтобы продать свои старые вещи, продавцам не надо иметь санитарные книжки, патент предпринимателя, кассовый аппарат, давать взятки полиции. Конечно, это непорядок.

Наши люди так не живут. Это их нравы.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s