Доклад на конференции: что такое недобросовестный бизнес

Доклад на конференции: что такое недобросовестный бизнес

Если вам достался лимон, сделайте из него лимонад. Я всегда так и делаю. И вот, получил лимон от Аэрофлот в виде повреждённого багажа, и главное — в виде специально устроенных им препятствий по получению возмещения. Ожидание ответа по два месяца, многократное запрашивание одной и той же информации, требование документов, которые никак не могут препятствовать получению возмещения, или которые в принципе не могут существовать в природе — например: «сертификат, что чемодан не подлежит ремонту».

Стал советоваться с товарищами, что за нах, и оказалось, что в России вообще никто не знает, что такое добросовестный бизнес. Поэтому на прошедшей в Тюмени 18 апреля конференции рассказал собравшейся публике, главным образом из представителей госслужащих, что такое Unfair Commerce Practice Directive (UCPD) в ЕС — по нашему, указание о недобросовестной коммерческой практике. А короче — недобросовестный бизнес.

Привёл почтенную публику в состояние изумления (разрыва шаблона) специально подобранными примерами из судебной практики по UCPD. Они вдруг внезапно обнаружили, что те приёмы бизнеса, из реальной жизни, которые они испытывают каждый день на своей шкуре, и считают нормой, на самом деле — недобросовестный бизнес. За который надо наказывать.

Думаю, вам тоже будет интересно послушать доклад и посмотреть презентацию. Делается это так:

— скачивается презентация: здесь.

— запускается звуковое сопровождение: 

Слайдики придётся пролистывать самостоятельно.

 

 

Что такое «unfair business»

Что такое «unfair business»

Эта статья станет интересным сюрпризом для моих читателей из России. Они узнают, что такое «недобросовестный бизнес» и для кого-то, надеюсь, это изменит подход к ведению бизнеса. Особенно актуально для тех, кто собирается вести бизнес в Европейском союзе.

Все мы попадали в интересные ситуации. Например, подключившись к провайдеру интернет, за два клика, легко и непринуждённо, потом обнаруживали, что отключиться можно,  но только подав заявление лично в офисе, в нотариально заверенной форме, с трех до пяти, после дождичка в четверг.

Это и есть “unfair business”. Есть откровенный грабеж, есть мошенничество, и есть unfair business (недобросовестный бизнес). Откровенный грабеж и разбой – это с применением силы и угрозы для жизни. Мошенничество – это злоупотребление доверием. Вам обещают, вы верите, и вас обманывают. Денежки – тю-тю. А вот с “unfair business” – «нечестным бизнесом» всё интереснее.

Давайте поразбираемся вместе. Что это такое?

Например, рекламное письмо, которое стилизуется под официальное извещение от уполномоченных органов. Помните – «В вашем доме проводится замена батарей отопления»? Вы находите в своём почтовом ящике листовку, оформленную с имитацией извещения официального органа и создающую впечатление, что это неизбежно и обязательно. Многие старики пенсионеры попадаются и начинают звонить по указанному телефону, где им успешно впаривают совершенно ненужную замену батарей, окон, счетчиков и так далее.

Так вот, в Европе это признается Unfair Business Practice. За распространение таких листовочек любой попавшийся на уловку потребитель может подать в суд, и недобросовестный бизнесмен должен будет компенсировать потери в полном объёме, а если суд решит – то в двойном или тройном объёме. Как он часто и решает, чтобы было неповадно впредь.

Существует такое сокращение UCPD (Unfair Commercial Practices Directive) выпущенное Еврокомиссией в 2005 году и разъяснения к нему с примерами от 2016 года. Несколько примеров:

Недобросовестным бизнесом признаётся коллекторская деятельность, связанная с психологическим давлением на должника или ложное информирование должника о последствиях и тяжести последствий невозврата долга.

Если заключение договора с провайдером происходит за два клика, онлайн, а для расторжения надо лично идти в офис, на мэйлы не отвечают, дозвониться невозможно — это тоже недобросовестный бизнес.

Еще пример: владелец отеля сам пишет на своем сайте отзывы от якобы счастливых постояльцев. Это расценивается как введение в заблуждение потребителя и недобросовестное ведение бизнеса. При этом не имеет значения, сколько потребителей были введены в заблуждение.

Наблюдательный читатель заметил уже, наверное, что то, что в России считается нормой жизни, и используется повсеместно, в ЕС называется «недобросовестный бизнес» и преследуется весьма сурово.

Конечно, нет идеально устроенного мира, и почти любая компания на свой страх и риск нарушает правила добросовестного ведения бизнеса. Знаю только одну компанию, которую могу наградить вымпелом «За добросовестный бизнес» — это Амазон. Но Амазон – аномалия в мире современного бизнеса. Остальные шустрят потихоньку или не совсем потихоньку (кто ещё не попадал в суд). Но, конечно, с тем, что творится в России нет и сравнения.

В смысле добросовестного бизнеса Россия – это дикий запад времен освоения Америки. Кто выстрелил первый, тот и прав.

А чего они так озаботились добросовестным бизнесом на загнивающем западе? Ну, обманут пару сотен старушек, опять же – с каждой по полтинничку, а менеджеру премия за выполнение плана.

Дело всё в том, что эффективный бизнес может быть основан только на доверии потребителя и поставщика. Я много раз в России отказывался от покупок в интернет, когда требовали предоплату. Потому что понимал, что есть нехилый шанс потом долго искать свои деньги.

Кстати, как-то и в благовоспитанной Финляндии нарвался я на недобросовестный бизнес. На сайте фотомагазина заказал и оплатил объектив, который у них значился как имеющийся в наличии. Через две недели начал интересоваться судьбой своей покупки. Отвечают – в наличии нет. В конце концов месяца через три я его таки получил.

В том фотомагазине я больше никогда ничего не покупал. Но для Финляндии это исключение, а для России — норма.

А теперь рассмотрим мои приключения с компанией Аэрофлот, и вы сами можете решить, является ли бизнес Аэфрофлот добросовестным, ими нет.

История началась в самом начале февраля, когда прилетел в Москву и обнаружил, что у моего недешёвого чемодана с корнем вырвана ручка. За которую его возят по земле на колёсиках. Это надо же было умудриться оторвать, потому что в сложенном положении ручка полностью утоплена в корпус чемодана.

Тут же зафиксировал факт повреждения на стойке по розыску багажа, и подробно описал всё, что может быть связано с инцидентом.

Оказалось, что кроме этого, надо ещё заполнить заявку на сайте Аэрофлота, в которой содержалось то же самое, что уже было описано в аэропорту. Кроме того, надо было собрать кучу документов и фотографий и отправить все их в бумажном виде Аэрофлоту. Вы понимаете, что стоимость моего времени, которое я потратил на всё это, составила значительную часть стоимости нового чемодана.

Отправил. После этого наступила полная тишина. Я уже начал беспокоиться, дошло ли до Аэрофлота моё заказное письмо, но на почте сказали, что дошло. Тишина продолжалась.

И вот, наконец, 28 марта наступил знаменательный день (прошло всего-то без малого два месяца с момента подачи заявы). Я получил самое настоящее электронное письмо из Аэрофлота. В нем выражалось сожаление о моём существовании и меня информировали, что моя претензия передана на рассмотрение в отделение Аэрофлота в г. Брюсселе. И что указанное подразделение со мной непременно свяжется. Как только, то сразу.

Aeroflot mail 280319

После этого ничего не происходило до 12 апреля, то есть полмесяца. В письме мне также рекомендовалось самому поискать адреса и телефоны представительства на сайте. Я не понимал, зачем мне это надо, раз они сами свяжутся со мной. А вот через полмесяца понял, почему. Похоже, что они со мной связываться и не собирались.

И стал искать. Это ж так увлекательно – искать на сайте аэрофлота и периодически попадать на отсутствующие страницы, выпадающие меню на 50 пунктов, пробовать разные варианты выбора и получать каждый раз облом.

Отправил таки после детективных поисков письмо на адрес представительства с просьбой разъяснить, чего они там так долго думают. В ответ, что вы думаете? Тишина. Звоню по телефону – не берут. Поехал в аэропорт города Брюсселя, где они гнездятся под надписью Аэрофлот. Там оказалась милая девушка, которая меня долго и внимательно выслушала. А потом сказала, что она не при делах, просто билеты здесь оформляет.

А искомые персонажи – представители, сказала девушка, физически недоступны, потому что постоянно отправляют и принимают самолёты (к слову, из Москвы в Брюссель всего два-три рейса в день). Но, видимо, каждому самолёту надо помахать ручкой, уронить слезу. А потом и встретить достойно. Вот и неуловимы поэтому представители аэрофлота, и на звонки не отвечают.

Так вот, теперь вы знаете, что такое недобросовестный бизнес. И можете догадаться, по какой причине практически все инвестиции российских компаний в бизнес в ЕС заканчиваются epic fail.

А у меня вопрос к читателям в связи с прочитанным:

— Является ли бизнес Аэрофлота «добросовестным»?

— Что бы вы сделали дальше в такой ситуации?

 

Настоящему мужчине всегда есть что сказать…

Настоящему мужчине всегда есть что сказать…

Все новогодние каникулы я трудился в поте лица, и писал заказуху. Заказал меня на этот раз журнал «Директор по безопасности». Тема сочинения была не совсем та. Нет, не «Как я провел лето». А «Внутренний аудит и служба безопасности».

Тема крайне интересная и сложная, поскольку проблему я знаю с обеих сторон баррикады. И руководил обеими, обагряя руки.

И таки, перечеркав десяток вариантов — в страшных мучениях, написал. Нет, не написал, а выродил. А главред  журнала Николай Дворецкий очень мягко и по существу отредактировал, после чего статья стала иметь вид, как и полагается в приличном обществе — где матом не плюются и на стены не писают.

Настоящему мужчине всегда есть что сказать. Главное, чтобы редактор хороший попался. Итак, все желающие могут скачать и прочитать (с любезного разрешения журнала «Директор по безопасности») мою статью про отношения между внутренним аудитом и СБ.

Статья здесь: Скачать и открыть

 

Как оценивать риски

Как оценивать риски

     Когда к вам пришел человек, и пытается учить вас, как оценивать риски — спросите его только три вопроса, и пусть он подробно расскажет.

     Вопрос 1. Как он заработал свой первый миллион долларов (оценивая риски, разумеется).

    Вопрос 2. Как он заработал свой второй миллион долларов — опять же, оценивая риски.

    Вопрос 3. Как он заработал свой третий миллион долларов. И, снова — оценивая риски.

Обязательно три раза — один раз можно заработать случайно, как Талеб. И потом ездить по миру с лекциями «как заработать миллион». Это называется «эффект сперматозоида» (читать здесь). То есть однократный эффект не канает.

    Да, и пусть наш герой подробно расскажет — как обогнал, как подрезал. И если расскажет — слушайте его потом внимательно — как оценивать риски. Если нет — гоните ссаными тряпками.

   Ну, не верю я в образ художника, который ради любви к искусству оценивает чужому дяде риски, и этот дядя зарабатывает на этом миллионы. А художник тем временем питается дошираком и выступает на конференциях и рассказывает, какой он крутой риск-менеджер. Если знаешь как заработать, оценивая риски — заработай. Личным примером, б… А потом учи других.

    Да, и это была самая полезная лекция по управлению рисками, которую вы слышали в своей жизни.

Да, и именно поэтому нанять на работу хорошего риск-менеджера стоит дорого. У вас столько денег не хватит.

    Вот вопросик от читателя поступил: — Мне кажется ваша логика утопией. По ней получается, что все кто не заработал не могут учить? Ну это же бред….

    Ответ: в общем случае те, кто учат, должны знать предмет лучше обучаемых. И в общем случае проверить это несложно. Учишь стрелять — вот тебе ружьё и мишень, покажи как умеешь.

С риск-менеджерами сложнее. Как оценить их качество? Складно пиз… рассказывать про вары умельцев до него и больше. Но к умению выявлять и оценивать риски это никакого отношения не имеет.

В то же время никто из этих риск-менеджеров ни разу не принёс компании никакой пользы, если не считать пользой красивые презентации с тепловыми картами рисков и всякими статистическими графиками.

В то же время странно, что умея оценивать риски, сей субъект ни разу не применил своё волшебное знание в целях личной наживы. А казалось бы, чего проще? Ну ладно. Это личное дело каждой отдельной компании — дежать попугая или нет.

Но когда ещё они берутся поучать других, как оценивать риски, наступает полный п-ц. Я просто не могу на это смотреть спокойно.

И вспоминаю классику:

» В половине двенадцатого с северо-запада, со стороны деревни Чмаровки, в Старгород вошел молодой человек лет двадцати восьми. За ним бежал беспризорный. — Дядя! — весело кричал он. — Дай десять копеек! Молодой человек вынул из кармана налитое яблоко и подал его беспризорному, но тот не отставал. Тогда пешеход остановился, иронически посмотрел на мальчика и воскликнул:

   — Может быть, тебе дать еще ключ от квартиры, где деньги лежат?

   Зарвавшийся беспризорный понял всю беспочвенность своих претензий и немедленно отстал.

    Молодой человек солгал: у него не было ни денег, ни квартиры, где они могли бы лежать, ни ключа, которым можно было бы эту квартиру отпереть. У него не было даже пальто. В город молодой человек вошел в зеленом, узком, в талию, костюме. Его могучая шея была несколько раз обернута старым шерстяным шарфом, ноги были в лаковых штиблетах с замшевым верхом апельсинного цвета. Носков под штиблетами не было. В руке молодой человек держал астролябию.»

Молодой человек был риск-менеджером.

Разделение прав и полномочий: как легко и непринуждённо получить перелом головного мозга

Разделение прав и полномочий: как легко и непринуждённо получить перелом головного мозга

Вот такой опрос я провел неделю назад на моем телеграм-канале. А сейчас — разбор полётов, вопросов, ответов и проблемы SoD по существу — вплоть до разрыва шаблона.

Сначала посмотрите это короткое видео — кусок художественного фильма.

Да, это правда — я смотрю художественные фильмы глазами аудитора. И как аудитор, вижу не погоню, а хороший образец классического разделения прав и полномочий.

Сначала о том, что такое «разделение прав и полномочий» — так с ихнего на нижегородский переводится термин SoD – «Segregation of Duties». Проблема внутреннего контроля – это проблема контроля поведения людей. То есть как заставить их выполнять определённые правила.

И решение её путём SoD было найдено ещё во времена фараонов. Тогда, раз в два года отправлялись по владениям фараона сборщики налогов. И переписывали то, что есть у работяг. И назначали налог к уплате. А через некоторое время, вслед за ними, шли другие люди, по-нашему – контролёры. И проверяли, правильно ли посчитали предыдущие. Не подкупили ли кого, не обманули ли нашего обожаемого фараона.

Вот тогда впервые на практике появилось правило разделения прав и полномочий. Оно гласит: одни должны принимать решения (например – о закупке), другие должны принимать, перетаскивать и хранить материальные ценности, а третьи – отражать это всё в учёте.

И тогда не будет хищений, потому что для совершения этого нехорошего дела всем учитывающим-перетаскивающим надо будет сговориться между собой. А это сложно.

Во времена фараонов это, безусловно, было гениальное решение. Во-первых, других средств контроля не было – только что изобрели, слава богу, папирус, и появилась возможность хотя бы записывать разные интересные факты. Кто кому сколько должен, например.

А во-вторых, во времена фараонов, и далее во все времена, почти до наших дней, в случае подозрений в сговоре и воровстве подозреваемых можно было пытать. И тот, кто послабее, сознается. А при правильном подходе – любой сознается.

Но шли времена. Менялись нравы. Пытки запретили, религии отменили, геенны огненной за грех «не укради» в наше время никто не боится. И люди воспряли духом. Я лично и неоднократно в процессе расследования находил группы из пары десятков людей, которые весьма успешно сговорились и воровали миллионами. Не рублей. А что – шкуру сдирать, в случае чего, не будут. Ну, заведут дело, и что? Еще неизвестно, кто судье больше заплатит.

И принцип разделения прав и полномочий, как гарантия отсутствия хищений, канул в лету. Но наши аудиторы и контролёры этого не заметили. И продолжают находить и указывать менеджменту на недостатки отсутствия разделения прав и полномочий.

На этом месте у благоразумного и воспитанного на COSO внутреннего аудитора должен наступить разрыв шаблона, он же когнитивный диссонанс. Его же всю жизнь учили молиться на SoD, как на панацею от недостатков внутреннего контроля. И тут выходит покушение, можно сказать, на смысл его жизни. Такое трудно пережить.

Но тем не менее, попробую закрепить достигнутый эффект.

Со времен египетских фараонов прошло совсем немного времени, но технологии изменили жизнь человечества. Помните время, когда в метро надо было для прохода кидать в автомат увесистую монетку в 5 коп.? (Вес 5 граммов, сегодня: — стоит как лом примерно 2 рубля, как предмет коллекционирования – 100 руб., эквивалент покупательной способности – 50 рублей).

Так вот, немногие знают, что разделение прав и полномочий в самом идеальном виде существовало в метро ещё в 1960 году: один человек принимал оплату и выдавал билет, а другой проверял билеты при входе на платформу. Изначально вход в метро был только по бумажным билетам. В кассовых залах были пункты пропуска на которых стоял контролёр и гасил билет отрывая нижнюю часть билета, а верхнюю отдавал пассажиру.

Куда же эта система делась? Как оказалось, она была слишком затратной и медленной. Пришлось поставить автоматические турникеты. А сегодня даже автоматические турникеты на пригородных направлениях в Москве не выдерживают поток людей в часы пик.

Так вот, в тех бизнесах, где думают об эффективности, давно уже отказались от SoD в пользу применения ИТ технологий контроля. Например, грузчик отвозит на склад готовую продукцию из цеха и сам сканирует штрих-код на её упаковке. С точки зрения разделения прав и полномочий — есть где порезвиться внутреннему аудитору.

Конечно, грузчик может взять, и заныкать пару ящиков продукции, и не отсканировать её (оприходовать на склад). Но тут же возникнет разрыв в учёте выпуска продукции и её оприходованием, и если существует автоматический анализ производства и оприходования, то расхождение будет тут же выявлено. Проанализировав интервал времени между производством и оприходованием каждой единицы продукции, можно будет выявить момент времени, когда это произошло. А посмотрев камеры видеонаблюдения за эти даты, увидеть, как это происходило.

То есть разделения прав и полномочий в описанной ситуации нет, а хищение гарантировано исключено. Если всё контрольное оборудование работает нормально. А это приводит нас к двум неприятным для современного аудитора выводам.

Вывод 1. Хватит уже заниматься выявлением отсутствия разделения прав и полномочий, потому что вся эта проблема всё больше и успешнее решается с помощью ИТ-технологий.

Вывод 2. Чтобы обнаружить недостатки внутреннего контроля, аудитору теперь придётся залазить внутрь этих самых технологий. А для этого надо в них разбираться…

Впрочем, об этом я уже писал…

Читать можно здесь: http://bit.ly/2pFjrmi и http://bit.ly/2oXX0br , http://bit.ly/2oXZyGT

А подробнее про оптимизацию внутреннего контроля расскажу на тренинге 13-14 мая, который российское отделение ACFE проводит в содружестве со Сбербанком в г. Москве. Про это — здесь

Собственно разбор ответов на опрос:

Ответ 1. 58% Да, позволяет, и его надо использовать всегда.

Правильный ответ: Разделение прав и полномочий позволяет противодействовать хищениям далеко не всегда. В первобытном обществе это – единственный вариант решения проблемы. В современном обществе разделение прав и полномочий работает далеко не всегда. В наше время моральные принципы честного поведения во многом утрачены в обществе, и люди прекрасно умеют договариваться, чтобы украсть.

Ответ 2. 11% На практике это не даёт эффекта.

Практически правильный ответ. Во всех случаях самых крупных хищений они происходили в условиях, когда существовало правильное разделение прав и полномочий. Были и аудиторы, которые почему-то ничего не замечали, и финансисты, которые должны были формировать достоверную отчётность, и советы директоров, все из себя объективные и независимые. Помогло это как мертвому припарки.

Ответ 3. 31% Позволяет, но затраты на внутренний контроль становятся выше получаемого эффекта.

В этом ответе акцентируется внимание на экономической эффективности припарок. Действительно, для правильного разделения прав и полномочий нужно в 3 раза больше людей. Кто-то продаёт билетики, кто-то проверяет, кто-то принимает кассу, кто-то составляет отчётность. При последовательном и правильном применении разделения прав и полномочий экономика компании загнётся моментально.

Ответ 4. 0% А что это такое?

Отрадно, что все принявшие участие в опросе знают, что такое SoD. Или по крайней мере думают, что знают.

Придумайте подпись к рисунку

Придумайте подпись к рисунку

     Бельгия — страна, в которой издаётся больше всего комиксов на душу населения. И я долго не понимал, что за дурь такая. Потом понял, что в каждом комиксе есть несколько уровней смысла. Это как загадка, или как некая строка китайских иероглифов, которые каждый может интерпретировать по-своему, докапываясь до самого глубокого смысла. В каждой картинке несколько уровней смысла, и несколько разных интерпретаций. Первый раз смотришь — просто смешной рисунок. А через некоторое время доходишь до серьёзных смыслов.

Попробуйте — и вам станет интересно!

Избранное из переписки

Избранное из переписки

Я подумал тут, что некоторые места из моей переписки представляют публичный интерес. Когда десяти разным корреспондентам отвечаешь одно и то же, возникает естественная потребность сэкономить усилия и сделать общедоступный текст. И давать на него ссылку каждый раз при возникновении очередного вопроса. Сейчас в поезде из Франкфурта в Брюссель у меня как раз есть три часа на это и хороший интернет.

«Если и дальше в том же духе, то он очень быстро доберется до Швейцарии…», — подумал Штирлиц, глядя на удаляющегося с лавиной пастора Шлага.»

Юстас — Алексу:

Сергей, здравствуйте! С очень большим интересом прочитал ваши статьи про внутренний контроль. Но они больше как трейлер к блокбастеру 🙂 Заинтересовывают, но тему полностью не раскрывают. Как можно получить доступ к полному изданию? Может есть книга или серия онлайн лекций? С уважением, (подпись)

Алекс- Юстасу:

(Дорогой друг), спасибо за интерес! Сейчас не очень много внутренних аудиторов, понимающих, к чему идёт внутренний контроль и они вместе с ним.

К счастью, книги на эту тему я не написал, потому что написание книг сейчас стало совершенно бессмысленным занятием. Во-первых, скорость прогресса стала настолько большой, что за время издания книги информация в ней устаревает. Во вторых, книги сейчас копируются на раз и распространяются в интернете нелегально, так что заработать на издании книги не получится. А тогда зачем?

Поэтому относительно подробное изложение моих принципов внутреннего контроля я рассказываю на своих тренингах, и то — за год содержание меняется на 30%.     В мае буду проводить на эту тему (Оптимизация внутреннего контроля) тренинг в Москве, если наберётся достаточное количество слушателей. Нужно не меньше 20, чтобы мероприятие имело практический смысл. В прошлом году пришлось его отменить — именно потому, что многие пока ещё не осознали, что эта тема является ключевой для экономики любого бизнеса в современных условиях. Набралось 10 человек, что не окупает затраты рабочего времени.

Ну ничего, будем продолжать, пока лет через 5-10 идея не овладеет массами. Этот момент истины настаёт тогда, когда мои идеи и наработки начинают воровать и выдавать за собственные. Ну, а еще через лет пять  все скажут: ну, это же очевидно!

Помните: любая истина возникает как ересь, а умирает как предрассудок:)

Алекс — Юстасу:

Ясно. Какова стоимость и продолжительность тренинга? Раскрывается ли там полностью ваш подход? Особенно интересует с точки зрения внутреннего аудита.

Юстас — Алексу:

Стоимость можно посмотреть на нашем сайте — acfe-rus.com  Стоимостью, скидками, оплатами занимаются мои сотрудники (я отвечаю только за контент), поэтому не отслеживаю, что они там нового напридумывами в смысле маркетинга. Лучше обратиться к первоисточнику.

Раскрывается ли он полностью? Да, подход раскрывается полностью. Вопрос иногда бывает в том, готов ли слушатель воспринять то, что требует непредвзятого восприятия. Возможен разрыв шаблона, перелом головного мозга и когнитивный диссонанс (выбираем по вкусу). Впрочем, некоторым это не грозит. Представьте себе 55+ летнюю женщину арийской национальности (национальность, возраст и пол выбран условно и практического значения не имеют), которая всю сознательную жизнь проработала в определённой среде, в которой бумага является основным носителем информации. Насколько она воспримет разговоры про технологии интернета вещей, большие данные и интеллидженс? Такой слушатель будет совершенно толерантным к содержанию материала.

Конечно, я делаю изложение максимально упрощённым и доступным, насколько это возможно. Когда тренинг публичный, то есть приходят люди с разным опытом, образованием и т.д., то очень сложно выбрать золотую середину, чтобы и начинающие, и заканчивающие получили что-то полезное. Будешь говорить просто — самый умный будет недоволен, скажет  — слишком просто. Будешь говорить сложно — большинство скажет, что ни фига не поняли.

Поэтому строю изложение материала как самое простое, с вкраплением полезных советов для знающих тонкости. Например: «Машина имеет четыре колеса, руль и педали. Дядя нажимает на педали, и крутит руль. Поэтому машина едет. Но не забывайте, что чистота обработки поверхности цилиндров двигателя должна быть не ниже 11 класса точности». Так проходит, потому что каждый найдет для себя что-то полезное.

Подход и ключевые моменты будут понятны из тренинга. А если интересует практическое внедрение, чтобы научиться делать всё ручками, то тут надо или самому поработать года 3-4 путём проб и ошибок, или нанять меня как консультанта, чтобы сократить этот путь до года.